§ 5. Нарушения, порождаемые самим процессом расширения деловой активности (продолжение) — к началу

Неизбежность сдвигов в производстве

Попытаемся теперь сравнить это положение с тем, которое мы анализировали в первой части книги. Можно ли классифицировать рассматриваемое нами положение как случаи недостаточных или чрезмерных сбережений? В первой части этой работы мы охарактеризовали диспропорцию, возникшую вследствие недостаточных сбережений (нехватка капитала), как диспропорцию, которую можно было бы предотвратить, если бы население сберегало и инвестировало больше и расходовало на потребление меньше, а диспропорцию, возникшую вследствие чрезмерных сбережений (недопотребление), как диспропорцию, которую можно было бы предотвратить противоположным образом. В случае, который мы рассматриваем теперь, необходим некоторый сдвиг в производстве. Если это неосуществимо, то ни увеличение, ни уменьшение сбережений населения не смогут предотвратить возникновения затруднений. Если такой сдвиг в производстве возможен, то дальнейший результат зависит от того, в каком направлении этот сдвиг технически осуществим с наименьшими препятствиями.

Если отрасли, производящие капитальные товары, которые теряют часть своего рынка сбыта из-за того, что отрасли низших стадий прекратили расширение своих производственных мощностей, смогут сравнительно легко переключиться на производство других видов капитальных товаров, то увеличение сбережений будет способствовать восстановлению равновесия, так как это даст возможность различным отраслям ввести более капиталистические методы производства, т. е. увеличить спрос на капитальные товары, не привлекая при этом дополнительных ресурсов. С другой стороны, возможно, легче будет осуществить переключение производства на выпуск каких-либо видов потребительских товаров. В этом случае быстрому восстановлению состояния полной занятости будет в большей мере способствовать уменьшение сбережений. Однако в обоих случаях вопрос стоит не только об изменении соотношения между расходами и сбережениями, но и о том, чтобы данные товары потреблялись и чтобы инвестиции производились в нужном направлении. Таким образом, при подробном рассмотрении проблема оказывается чрезвычайно запутанной; необходимо различать множество вариантов, и почти невозможно сказать, какой результат наиболее вероятен. Несомненно, однако, что значительные, сдвиги в производстве необходимы и что нет гарантии, смогут ли они быть осуществлены без затруднений. Временная безработица почти неизбежна, и не исключена вероятность, что некоторые фирмы прекратят работу или обанкротятся. Поэтому в таких условиях, видимо, начнется процесс сокращения деловой активности.

Где именно возникнут «узкие места»?

До сих пор мы исходили из предположения, что процесс расширения деловой активности протекает бесперебойно до того, как все бездействующие факторы будут вовлечены в производство, и что тогда этот процесс довольно внезапно прекращается. Это, разумеется, крайний сличай, который в действительности, вероятно, не происходит в чистой форме (это и не обязательно для того, чтобы наша теория оставалась и силе). Если расширение деловой активности не будет направлено по «линии наименьшего сопротивления», определяемой распределением между различными отраслями наличных ресурсов и мобильностью последних, то рассмотренная нами выше ситуация возникнет еще до того, как все бездействующие факторы будут поглощены. Это проявится в возникновении «узких мест», а именно в возрастающем недостатке некоторых факторов производства, что приведет к росту цен на отдельные товары и замедлению темпов расширения производства в той или иной отрасли.

Эти узкие места могут появиться в любой части экономической системы. Они могут возникнуть сначала в отраслях, производящих потребительские товары, в отраслях, производящих капитальные товары, или же распространиться беспорядочным образом по всей экономической системе. Едва ли имеется возможность сделать какие-либо обобщающие выводы об их вероятной локализации; последняя зависит — при данном распределении наличных ресурсов в начале процесса расширения деловой активности – от направления, в котором это расширение развивается.

Рассмотрим вкратце основные определяющие факторы. Бум может концентрироваться в большей или меньшей степени в отраслях, производящих капитальные товары. Другими словами, процесс производства может проходить более длинный или более короткий путь в зависимости от окольных методов, которые были введены во время подъема. Это зависит:

во-первых, от ставки процента и от эластичности предложения фондов для инвестирования, что обусловлено:

  • а) денежными факторами (банковская политика, предложение фондов для инвестирования из частных накоплений тезаврированных денег и т.д.),
  • б) склонностью населения к сбережению части текущих доходов в) в возрастающей степени бюджетной политикой правительств;

во-вторых, от технических возможностей осуществления капиталовложений, от характера «новых комбинаций», которые стали осуществимы, и т.д.;

в-третьих, от размера и направления потребительского спроса.

Сравним, с одной стороны, бум, питаемый и стимулируемый спросом на вооружение и государственным строительством, который происходит в настоящее время в тех странах, где доля отраслей, производящих капитальные товары, в увеличении производства исключительно велика, и бум, основанный в большей степени на текущем личном потреблении, — с другой.

Все эти обстоятельства, очевидно, могут привести к тому, что расширение производства достигнет своих физически возможных пределов сначала либо в отраслях, производящих капитальные товары, либо в отраслях, производящих потребительские товары, или же «узкие места» могут быть распределены как-то иначе. Итак, когда пределы расширения достигнуты в ряде отраслей, с которыми другие отрасли связаны таким образом, что сбыт продукции последних меняется соответственно степени расширения первых, тогда происходит серьезный спад во второй группе отраслей.

Монополистические ограничения предложения факторов производства

Когда мы говорим, что какая-либо отрасль достигла пределов расширения, мы должны понимать это в широком смысле слова. Правда, это не значит, что увеличение производства физически абсолютно невозможно, но это означает такой рост издержек производства, при котором дальнейшее увеличение производства перестает быть прибыльным. Такой рост издержек производства может явиться результатом исчерпания резервов отдельных факторов производства. Жалобы на недостаток квалифицированных рабочих той или иной специальности в той или иной отрасли становятся обычным явлением на более поздних фазах любого бума. Очевидно, однако, что эта нехватка и препятствия, которые она ставит расширению производства, могут быть вызваны не только исчерпанием резерва безработных, но и иными факторами. Можно назвать два таких фактора (мы о них уже упоминали), а именно повышение заработной платы вследствие усиления монополистического давления со стороны профсоюзов и общее снижение эффективности производства. Несомненно, что рабочие организации занимают в период циклического подъема более жесткую позицию. Денежная заработная плата, разумеется, повысится даже в условиях режима неограниченной конкуренции на рынке труда. Но также несомненно, что позиции профсоюзов при ведении переговоров с предпринимателями по мере роста занятости становятся сильнее и в финансовом, и в моральном отношении и что они используют это обстоятельство для ускорения роста денежной заработной платы. Рабочие организации используют также свою мощь для того, чтобы уменьшить мобильность рабочей силы, препятствуя поступлению на работу в отдельных отраслях новых рабочих со стороны, после того как резервы безработных, связанных с этими отраслями, оказываются исчерпанными.

Снижение неэффективности производства

Цена труда — другими словами, затраты на заработную плату, приходящиеся на единицу продукции, — повышается, кроме того, в результате снижения эффективности труда рабочих, что наблюдается повсеместно во время подъема. Как мы уже указывали в части I (с. 100 и дальше), тут следует различать две тенденции.

Средняя выработка на одного рабочего падает потому, что с расширением производства в него вовлекаются менее эффективное оборудование и менее квалифицированные рабочие. Это является следствием постепенного исчерпания запасов бездействующих факторов производства.

Здесь нас, однако, интересует другая тенденция, а именно снижение по сравнению с прежним уровнем эффективности труда каждого рабочего, происходящее по причинам, указанным Митчеллом.

Указанные тенденции к повышению издержек производства в денежном выражении могут компенсироваться полностью или даже с избытком увеличением денежного обращения и повышением цен; и это часто происходит в действительности. Но это опять-таки побудит организованных рабочих предъявить новые требования, так что процесс постепенного роста издержек производства и цен ускорится. Весьма вероятно, что позиция рабочих и повышение заработной платы во время подъема затормозят дальнейшее увеличение занятости и объема производства в ряде отраслей намного раньше, чем будут достигнуты физические пределы расширения. Это в особенности верно в том случае, когда предложение денег начинает по той или иной причине сокращаться, например вследствие того, что увеличение денежного обращения в стране происходит более быстрыми темпами, чем в соседних странах.

Усиливающееся монополистическое давление в сторону повышения заработной платы и уменьшение мобильности рабочей силы создают, так сказать, искусственную нехватку рабочей силы задолго до исчерпания имеющегося в наличии резерва безработных. Само собой разумеется, что монополистическое ограничение предложения других факторов производства, кроме рабочей силы, и повышение цен, помимо повышения заработной платы, оказывают такое же влияние, замедляя общее расширение деловой активности.

Сокращение инвестиций вследствие недостаточного спроса

До сих пор мы рассматривали случай, когда расширение деловой активности может продолжаться до предела определяемого величиной и распределением наличных факторов производства и возможностью их применения в производстве, или когда это расширение приостанавливается вследствие недостаточного предложения денег. Мы увидели, что когда общее расширение деловой активности приостанавливается по указанным причинам или даже когда оно до известной степени замедляется, тогда весьма вероятно возникновение серьезных диспропорций.

Теперь нам следует рассмотреть вопрос о том, нет ли большой вероятности, что расширение деловой активности будет прервано на более ранней стадии вследствие того, что оно, не достигнув пределов, о которых шла речь, породит диспропорции иного типа, чем рассмотренные выше. Тип диспропорций, который мы имеем в виду, это недостаточный спрос либо на потребительские товары вообще или на некоторые из них, либо на отдельные виды капитальных товаров. Речь идет о том типе диспропорции, который Робертсон приписывает возникновению временной «пресыщенности потребностей». То же самое имеет в виду и Пигу, указывая, что оптимистические прогнозы, которые имели место во время бума и материализовались в виде крупных вложений в различных отраслях промышленности, подвергаются «проверке фактами», которая после окончания периода вызревания выявляет, что эти прогнозы ошибочны в отношении целого ряда предметов, производство которых было начато во время подъема. Шумпетер, объясняя причины крушения бума, также имеет в виду подобного рода диспропорции.

Мысль заключается в том, что инвестиционная деятельность во время подъема в значительной мере сосредоточивается в отдельных отраслях — железнодорожном строительстве, автомобильной, электротехнической промышленности и т.д. Потом наступает момент, когда возможности вложения капитала в эти отрасли оказываются исчерпанными; потребности — или, вернее, спрос — удовлетворены. Инвестиции в эти отрасли должны прекратиться. Нет никакой гарантии, что спрос, определяемый возмещением основного капитала, возрастет тем временем в таких размерах, которые позволят поддерживать занятость всего производственного аппарата.

Последствия, не предусмотренные производителями

После того как точка насыщения внезапно или постепенно достигнута, положение может в дальнейшем сложиться по-разному. Предприниматели в непосредственно затронутых отраслях могли правильно предвидеть, что спрос не только не увеличится, а, быть может, даже уменьшится, и регулировать выпуск продукции так, чтобы не попасть в затруднительное положение. И, наоборот, они могут быть застигнуты врасплох: «иллюзия конкурентоспособности», чрезмерный оптимизм или какие-либо иные причины могли привести к чрезмерному расширению данных отраслей.

Во втором случае взрыв бума произойдет с более или менее сильной «детонацией» банкротств, по выражению Пигу; и (как уже было показано в предыдущих разделах) легко объяснить, когда и почему это приведет к общей депрессии. В первом случае такой детонации в непосредственно затронутых отраслях не происходит. Они просто сокращают производство и занятость. Но весьма вероятно, что некоторые подчиненные отрасли, поставляющие сырье или оборудование, будут застигнуты врасплох; нельзя предполагать, что все производители — в том числе и те, кто отдален на одну или две ступени от пункта, где начался спад, — смогут правильно предвидеть, что именно произойдет в этом пункте и как это отразится на других отраслях. Такое положение приводит к неблагоприятным последствиям для отраслей, производящих потребительские товары, где производители имеют еще меньше возможностей предвидеть эти последствия. Если в каком-либо пункте сокращается производство и занятость, то спрос на потребительские товары обязательно снижается; и это оказывает в свою очередь влияние на отрасли высших стадий производства.

Такие последствия для отраслей, производящих потребительские товары, почти неизбежны после того, как произошло первоначальное удовлетворение спроса на продукцию некоторых отраслей и вызванное этим сокращение производства. Этих последствий можно было бы избежать лишь в условиях полной мобильности факторов производства и бесперебойного действия рынка капитала; но (как уже подробно разъяснялось) едва ли какое-либо из этих двух условий будет осуществлено. Мы не можем предположить, что суммы, высвободившиеся в результате уменьшения или прекращения инвестиций в одни отрасли, будут автоматически и немедленно направлены для вложения в другие отрасли. Более чем вероятно, что произойдет по меньшей мере некоторая задержка; и этого будет вполне достаточно, чтобы открыть путь действию дефляционных тенденций в результате падения спроса на потребительские товары и других явлений.

Излишне возвращаться к вопросу о том, каким образом дефляционные влияния, возникающие в каких-либо отдельных пунктах, могут нейтрализоваться инфляционными тенденциями, развивающимися в других направлениях. Объяснение этого процесса было изложено нами выше. Подобное явление не исключено на первой стадии подъема, когда темпы расширения деловой активности еще не снизились, так как инвестиции еще осуществляются либо только начинают осуществляться во многих направлениях. Однако, как мы уже указывали, эта частичная невосприимчивость к дефляционным потрясениям должна рано или поздно смениться состоянием большей уязвимости. Если описанная выше диспропорция возникнет на этой стадии, она легко может привести к общему сокращению деловой активности.

Неизбежна ли диспропорция такого типа?

Однако возвратимся к вопросу о характере первого толчка, который нас здесь интересует. Можно ли в общем и целом утверждать, что подобные диспропорции должны, обязательно или по всей вероятности возникнуть во время всякого расширения деловой активности или же верно обратное? Казалось бы, что теоретических рассуждений, подкрепленных ограниченными фактическими данными, выявляющими общие тенденции, недостаточно, чтобы неопровержимо доказать как то, что подобные диспропорции являются абсолютно неизбежным результатом всякого расширения деловой активности, так и обратное. Мы можем только сказать, что существует prima facie (на первый взгляд – лат.) вероятность правильности первого предположения. Мы можем приблизительно определить последствия — опять-таки только в плане возможностей и вероятностей; лишь прибегнув к широким эмпирическим исследованиям, можно будет доказать, правильны ли утверждения столь многих известных авторов и соответствует ли действительности то, что процессы расширения деловой активности регулярно порождают диспропорции известного типа, которые в свою очередь прекращают эти процессы.

Н. Калдор в интересной статье занял сходную позицию и пытался классифицировать вероятные причины внезапного крушения в период бума в таком же плане, как это изложено нами выше, хотя и с некоторыми расхождениями в деталях (главным образом в области терминологии). Он пытается расположить эти причины в том порядке, в каком они, по всей вероятности, возникают последовательно во времени, и сравнивает бум с своеобразными скачками с препятствиями, когда лошадь должна взять ряд барьеров и почти наверняка упадет у одного из них.

Б. Поворот вверх (оживление)

§ 6. Введение

Порядок аргументации

Теперь мы должны ответить на вопрос о возможных Пределах кумулятивного процесса сокращения деловой активности и о том, каким образом его можно прекратить. Как обычно происходит прекращение спада и начинается обратное движение? Для того чтобы ответить на этот вопрос, достаточно во многих случаях только применить те же допущения и аргументацию, к которым мы прибегли при рассмотрении противоположной проблемы, а именно проблемы поворота вниз. Не проводя эту аналогию слишком точно, мы можем при рассмотрении проблемы сохранить тот же порядок, которого мы придерживались ранее.

В § 7 в качестве первого шага мы рассмотрим инфляционные явления, представляющие оборотную сторону дефляционных потрясений, которые анализировались в § 3 этой главы. Мы предполагаем, что происходят известные изменения, например мероприятия инфляционного характера со стороны кредитно-денежных органов или кого-либо еще или благоприятный оборот дел в какой-либо отдельной отрасли, и исследуем, каким образом это может привести к общему расширению деловой активности. В данный момент мы оставляем открытым вопрос о том, на какой именно фазе цикла такие изменения более вероятны — например, скорее на последней фазе депрессии, чем на какой-либо иной.

В § 8 в качестве второго шага мы покажем, почему после того, как сокращение деловой активности продолжалось в течение некоторого времени, экономическая система становится все более чувствительной к стимулирующим влияниям, подобно тому как с продолжением процесса расширения деловой активности она становится все более подверженной дефляционным потрясениям.

В § 9 в качестве третьего шага мы рассмотрим те благоприятные реакции и стимулирующие влияния, которые возникнут, по всей вероятности, в экономической системе, после того как в течение некоторого времени будет иметь место сокращение деловой активности. Логическую связь между вторым и третьим шагом можно выразить следующим образом. Имеется вероятность, что процесс сокращения деловой активности с течением времени исчерпает свои силы и потеряет темп. Понижательное движение тогда может быть легко повернуто вспять под благоприятным воздействием какого-либо стимула, затрагивающего отдельную отрасль, а такого рода стимулы должны время от времени возникать. Те же самые стимулы не могут с той же легкостью вызвать повышательное движение на более ранней стадии, когда сокращение деловой активности еще не исчерпало свои силы.

§ 7. Ближайшие причины оживления

Асимметричность точек поворота

Посредством оживления банковского кредита всегда можно приостановить расширение деловой активности и положить начало процессу ее сокращения. Но не всегда возможно быстро остановить сокращение деловой активности только путем предоставления обильного и дешевого кредита. Всегда имеется возможность установить достаточно высокую ставку процента, чтобы расхолодить даже самого нетерпеливого заемщика; однако, когда цены и спрос падают и когда ожидается их дальнейшее падение, — спрос на фонды для инвестирования может достигнуть такого низкого уровня, что никакая ставка процента (не являющаяся отрицательной величиной) не приведет к оживлению капиталовложений и к увеличению эффективного денежного обращения, т. е. увеличению в единицу времени совокупного спроса на товары, выраженного в деньгах. Таким образом, существует известная асимметричность между верхней и нижней точками поворота, и это вызывает необходимость несколько отойти от метода изложения, которого мы придерживались в соответствующем разделе при рассмотрении поворота вниз.

Расходы производителей

Теперь попытаемся дать упорядоченное и систематическое изложение различных возможностей и факторов, основываясь на нашей схеме спроса фондов для инвестирования и их предложения.

Расширение деловой активности может быть вызвано увеличением расходов производителей или потребителей. В ходе подъема каждый из этих типов расходов стимулирует другой; но здесь нас интересуют силы, кладущие начало этому процессу. Сначала мы рассмотрим возможности расходов производителей, т. е. возобновление капиталовложений, как фактор, дающий толчок расширению деловой активности. Увеличение капиталовложений может быть вызвано либо изменением в сфере спроса, либо, если все еще существует скрытый спрос на фонды для инвестирования (скрытый, т. е. неэффективный вследствие слишком высокой ставки процента), изменением в сфере предложения. Все то, что (при прочих равных условиях, включая и спрос на потребительские товары) приводит к перемещению вправо кривой спроса или кривой предложения, имеет тенденцию вызывать расширение деловой активности. Теперь рассмотрим по очереди факторы, влияющие на предложение, и факторы, влияющие на спрос.

Факторы, увеличивающие предложение фондов для инвестирования

Если спрос на фонды для инвестирования в известных пределах действительно настолько неэластичен, что изменение ставки процента не оказывает никакого влияния на массу инвестируемых денег (другими словами, если кривая спроса образует прямую вертикальную линию), то изменение со стороны предложения не отразится на размерах инвестиций или на количестве эффективных денег. Однако это, как правило, не происходит даже на низшей границе депрессии. Дело может обстоять подобным образом с известными типами кредита, например с краткосрочными ссудами; но обычно существует некоторый скрытый спрос, который мог бы быть удовлетворен, если бы условия кредитования для данной цели были менее обременительны. Это прежде всего верно в отношении долгосрочного кредита и финансируемых посредством этого кредита отраслей производства, в особенности строительства. Спрос на частные жилые дома наиболее чувствительно реагирует на ставку процента по долгосрочным ссудам и проявляет тенденцию к возрастанию, несмотря на снижение доходов в период депрессии, когда ставки процента стоят на низком уровне. Однако иногда наблюдалось, что и в периоды дешевого краткосрочного кредита заимодавцы проявляют нежелание предоставлять ссуды на длительные сроки. Это объясняется общим отсутствием уверенности боязнью какого бы то ни было риска. Современные экономисты, характеризуя такое положение дел, обычно говорят о высокой премии за ликвидность или сильном предпочтении ликвидности. Разница между процентными ставками по долгосрочным и краткосрочным ссудам должна быть очень большой, чтобы побудить население расстаться с имеющимися у него на руках ликвидными средствами, вложив их не на короткий, а на более длительный период.

Итак, при данном состоянии спроса на ссуды различного типа и на разные сроки мы можем сказать, что все, что способствует увеличению предложения, имеет тенденцию вызывать расширение деловой активности. Мы не можем дать здесь исчерпывающий перечень всех факторов, которые могут оказать воздействие в этом направлении. Наиболее важную роль в этом отношении играют, в частности, центральные и коммерческие банки, оказывающие влияние либо при помощи дисконтной политики, имеющей целью увеличить ликвидность рынка краткосрочного (денежного) кредита, либо при помощи операций на открытом рынке, которые воздействуют главным образом на рынок долгосрочного кредита. Однако, по крайней мере поскольку это касается центральных банков, распространение подобной политики на другие ценные бумаги, кроме государственных, наталкивается на технические трудности. Помимо инициативы банков, все то, что устраняет риск и укрепляет общую уверенность, способствует росту предложения капитала.

Предпосылкой увеличения предложения капитала и снижения процента часто является изменение внешнеэкономического положения страны. Разница в ценах между отдельными странами и вызванные этим затруднения в области платежного баланса страны с более высокими издержками производства часто препятствуют снижению процентных ставок в последней.
История периода после Первой мировой войны дает множество примеров различных мероприятий, при помощи которых можно устранить такую разницу в ценах (например, девальвация валюты), или не дать им оказывать влияние на платежный баланс и на внутренний денежный рынок (например, строгий валютный контроль), или устранить причины отлива капитала из страны, или эффективно препятствовать такому отливу. Здесь нет необходимости подробно останавливаться на этих мероприятиях.

Увеличение спроса на фонды для инвестирования

Теперь мы перейдем к рассмотрению факторов, которые благоприятно сказываются на спросе на капитал. Выше с помощью подробного анализа мы сочли необходимым показать, почему частичное нарушение, затронувшее первоначально производство только в одной отдельной отрасли промышленности, может в известных условиях вызвать временную приостановку притока денег и тем самым положить начало общему сокращению деловой активности. По-видимому, еще более очевидно, что какое-либо обстоятельство, вызвавшее рост производства в отдельной отрасли, приведет в большинстве случаев также к увеличению совокупного денежного потока, который, если только предложение денег будет эластичным, достигнет более высокого уровня, чем при отсутствии этого обстоятельства. Когда отдельная фирма или отрасль расширяет производство, ей приходится нанимать рабочих, закупать сырье, заказывать машины и прочее оборудование. Если для этой цели используются деньги, которые в ином случае не были бы использованы, то приток денег увеличивается и спрос на другие товары возрастает. При этом, разумеется, неважно, выпускают ли банки новые деньги или же используются бездействующие денежные средства, — иначе говоря, финансируется ли рост совокупного спроса путем увеличения М или увеличения V.

Рассмотрение отдельных стимулов к инвестированию

Нет ли нейтрализующих факторов, направленных на прекращение расширения денежного потока, которые соответствовали бы факторам, рассмотренным нами в связи с проблемой поворота вниз? В некоторых случаях такие факторы имеются; однако в большинстве случаев они, по-видимому, отсутствуют. Если увеличение производства в отрасли А явилось результатом сдвига в спросе, то, разумеется, наряду с этим происходит компенсирующее изменение в отрасли Б; спрос на продукцию последней уменьшается, и производство ее сокращается. Мы уже рассматривали вопрос о том, при каких обстоятельствах сдвиги в спросе оказывают в конечном итоге инфляционное воздействие и при каких — дефляционное.

Во многих других случаях нейтрализующие факторы отсутствуют, за исключением, быть может, совершенно особых обстоятельств. Если отрасль, производящая капитальные товары, расширяет производство потому, что где-либо возникла необходимость замены оборудования, или если сделано изобретение, вызывающее необходимость установки капитального оборудования, или если где-либо расширяются масштабы производства потому, что ожидается увеличение спроса, или если в какой-либо отдельной отрасли сократились издержки производства — например, вследствие снижения заработной платы или цен на какие-либо средства производства, что побуждает отрасль расширить производство и расходовать больше денег на рабочую силу и средства производства, — то во всех этих случаях расширение производства немедленно вызывает увеличение денежного потока, причем нейтрализующие факторы не вступают в действие. Во всяком случае, они не вступят в действие сразу (разумеется, можно всегда представить себе возможность возникновения сложных сопутствующих обстоятельств, при которых централизующие силы могут быть косвенным путем введены в действие). Поэтому любое изменение подобного рода может послужить толчком к расширению деловой активности.

С другой стороны, сомнительно, может ли сыграть такую же роль общее снижение заработной платы во всей промышленности; этот вопрос мы рассмотрим ниже (§ 9). Введение новых таможенных пошлин обычно стимулирует капитальные вложения в охраняемые отрасли; благодаря этому их спрос на фонды для инвестирования увеличивается. Кроме того, сокращение импорта оказывает благоприятное влияние на предложение денег, если только при этом не будет косвенных противодействующих последствий (например, ответные репрессивные меры со стороны других государств). В результате сокращения импорта увеличатся запасы золота и иностранной валюты в банках, что приведет к облегчению кредита. Нужно отметить, что введение таможенных пошлин оказывает влияние как на спрос, так и на предложение денег независимо одно от другого. Если, например, в охраняемой отрасли длительное время строится предприятие, то в течение периода его строительства это может оказать значительно большее влияние на спрос на фонды для инвестирования, чем на их предложение. При иных условиях «косвенное» влияние на инвестирование посредством предложения фондов для инвестирования может иметь более важное значение, чем «прямое» влияние посредством спроса.

Увеличение потребительских расходов

До сих пор мы рассматривали факторы, возникающие в сфере производства до увеличения потребительского спроса, которые, однако, впоследствии приводят к росту потребительских расходов. Теперь мы переходим к другой важной группе упомянутых выше явлений, которые могут в сильнейшей степени стимулировать капиталовложения и усилить спрос на фонды для инвестирования, а именно инфляционному увеличению спроса для целей потребления. Увеличение спроса за границей на товары отечественного производства приводит к сходным результатам.

Как мы видели, увеличение потребительского спроса является необходимым звеном кумулятивного процесса расширения деловой активности. Трудно понять, по какой причине увеличение потребительских расходов не должно произойти в начале такого процесса. Хотя профессор Шпитгофф и придерживается противоположного взгляда, однако не может подлежать сомнению, что ceteris paribus (при прочих равных условиях – лат.) чистое увеличение потребительского спроса не только вызывает оживление в отраслях, производящих потребительские товары, но и стимулирует инвестиции, предполагая всегда при этом наличие эластичного предложения денег.

Чистое увеличение потребительских расходов может, предположительно, произойти при расходовании частными лицами тезаврированных денег. Ярким примеров является массовая закупка товаров из боязни повышения цен. Однако подобный случай, по-видимому, не является типичным для процесса, с которого начинается оживление после депрессии. Значительно большее влияние (не столько в прошлом, сколько в настоящее время и в будущем) оказывает увеличение потребительских расходов, преднамеренно вызванное действиями правительств, в форме программ общественных работ, увеличения обычных бюджетных расходов и мероприятий по оказанию помощи, причем все финансирование производится таким образом, чтобы вызвать чистое увеличение совокупного спроса.

Мы не имеем возможности останавливаться здесь на многочисленных и сложных проблемах фискального, административного и политического характера, связанных с подобными проектами. Здесь можно только отметить, что с точки зрения кратковременного влияния на экономику основная задача состоит в финансировании этих работ таким образом, чтобы они стимулировали увеличение спроса на товары, не вызывая его уменьшения в других направлениях, как это, вероятно, имело бы место в случае, если бы необходимые ресурсы были мобилизованы посредством налогов. Не следует также забывать, что, кроме англосаксонских стран, только в немногих других странах государство может занимать огромные суммы на рынке, не вызывая при этом недостатка средств для частных инвесторов или последствий психологического характера, которые легко могут помешать вложению частных капиталов. Подобное положение может возникнуть в результате вызывающего беспокойство увеличения количества денег, выпускаемых центральным банком; это в особенности относится к таким странам, как Германия, где еще живо воспоминание об исключительно сильной инфляции. К этому можно добавить, что бюджетный дефицит, образовавшийся из-за уменьшения государственных доходов (например, в результате освобождения от уплаты налогов), может так же сильно действовать, как и дефицит, являющийся результатом роста расходов (например, на общественные работы). Многие могут считать более предпочтительным метод освобождения от уплаты налогов, поскольку он не связан с опасностью неуклонного расширения сферы деятельности государства.

Резюме

Изложенное в данном разделе позволяет заключить, что существуют многие потрясения и различного рода влияния, вызывающие увеличение денежного обращения, и что каждое из них предположительно может дать толчок процессу общего расширения деловой активности. Происходит ли это на деле или нет — зависит в каждом данном случае от масштабов отдельного изменения и от общего положения. Если процесс сокращения деловой активности находится в стадии развития, то для того, чтобы приостановить его и повернуть вспять, требуется сильный стимул к расширению. Если же процесс сокращения исчерпал свои силы, то небольшой стимул может оказаться достаточным, чтобы начался подъем.

§ 8. Почему экономическая система все более восприимчива в отношении стимулов к расширению деловой активности после того, как сокращение ее перешло за известные пределы?

Сокращение деловой активности теряет движущую силу

Мы видели, что процесс сокращения деловой активности, если он имел возможность развиваться беспрепятственно в течение некоторого времени, набирает силы и становится слишком мощным, чтобы стимулы к расширению, подобные тем, какие мы анализировали в предыдущем разделе, могли повернуть его вспять, разве что сами эти стимулы окажутся чрезвычайно мощными. Это состояние паралича является результатом того обстоятельства, что совокупный спрос непрерывно уменьшается и повсюду увеличиваются бездействующие мощности; поэтому событие, которое в других условиях стимулировало бы увеличение совокупного спроса, способно лишь замедлить понижательное движение — и только; оно не может вызвать перелома.

Теперь исследуем вопрос, почему сокращение деловой активности по истечении некоторого времени должно потерять свою силу, в результате чего экономическая система восстанавливает восприимчивость по отношению к силам, действующим в сторону расширения, которые время от времени дают о себе знать. Мы показали, что в период расширения деловой активности экономическая система становится все более уязвимой по мере приближения к состоянию полной занятости, во-первых, потому, что в этот период предложение факторов производства вообще и рабочей силы в частности становится все менее эластичным, и, во-вторых, потому, что темпы увеличения совокупного спроса в денежном выражении, MV, должны раньше или позже замедлиться; в противном случае цены должны будут непрерывно повышаться, что опять-таки не может продолжаться вечно. Теперь нам надо будет применить этот ход рассуждений в отношении противоположного положения дел, которое складывается в течение периода сокращения деловой активности.

Восстановление эластичности предложения факторов производства

Очевидно, что тенденция к эластичности предложения всякого рода факторов производства — рабочей силы и товаров производственного назначения (изготовленных факторов производства) — все больше возрастает по мере дальнейшего развития процесса сокращения деловой активности. Предложение рабочей силы снова становится эластичным к увеличению — другими словами, возрастающий спрос на рабочую силу может быть снова удовлетворен при неизменной или лишь незначительно повышающейся заработной плате посредством отмены сокращенной рабочей недели или найма новых рабочих. (Как мы указывали выше, предложение рабочей силы даже на высшей точке бума сохраняет эластичность к снижению, т. е. заработная плата в эту сторону остается негибкой.) Монополистические ограничения, проводимые посредством слияний, картелирования или других совместных организованных действий производителей либо являющиеся результатом апатичности конкурентов и их боязни «испортить рынок», тоже часто приводят к сохранению относительно устойчивых цен на известные товары и услуги в течение всего периода сокращения деловой активности.

Таким образом, возникает эластичность предложения факторов производства и продукции на различных стадиях изготовления. Такой же эффект, как увеличение эластичности предложения, может дать увеличение в период спада количества факторов производства — земли или промышленных зданий и оборудования, — не приносящих дохода, которые приобретают стоимость и начинают использоваться как только оживляется спрос. В результате этого, как мы уже показали выше, любая отрасль сможет с большей легкостью расширить производство в ответ на фактическое или ожидаемое увеличение спроса на ее продукцию, не вызывая при этом повышения издержек производства в других отраслях. Другими словами, тем самым смягчаются депрессивные последствия известных изменений, тогда как последствия, способствующие расширению, получают полный простор.

Восстановление эластичности предложения кредита

Вторая предпосылка легкого начала и бесперебойного развития процесса расширения — а именно эластичность предложения денег и кредита — восстанавливается в конце концов в ходе процесса сокращения деловой активности. По мере снижения цен повышается стоимость выпускаемых банком денег, являющихся основой кредитной структуры. До тех пор пока сама эта структура остается неповрежденной, каждый ее ярус будет покоиться на более широкой основе, чем раньше.

  • большая, чем прежде, доля денег, выпускаемых центральным банком, обеспечивается золотым резервом;
  • запасы наличных денег в банках увеличатся по сравнению с краткосрочными обязательствами последних;
  • количество принадлежащих населению денег находящихся в обращении и в депозитах, возрастет по сравнению с получаемыми им денежными доходами и принадлежащим ему капиталом.

Но этот процесс не обязательно будет непрерывным: он может встретить целый ряд препятствий. Возрастающее бремя долгов и борьба против угрозы банкротства сами по себе вызывают потребность в наличных деньгах, тогда как банкротства и опасения, что надежные долги превратятся в безнадежные, побуждают к погоне за наличными деньгами, которая не прекращается даже с увеличением пропорции резервов и возрастающим тезаврированием. Когда кредитная структура судорожно отступает перед этим натиском, мы можем наблюдать колебательное движение, при котором ликвидность несколько раз в течение депрессии то уменьшается, то увеличивается. Однако это только вопрос времени; рано или поздно поток банкротств приостанавливается и денежные резервы накапливаются для нового расширения.

Пределы уменьшения MV

Теперь мы должны поставить вопрос, существуют ли пределы уменьшения MV, сокращения денежного обращения? Рассматривая проблему увеличения денежного обращения, мы смогли показать, что существует предел роста MV, дальше которого он становится весьма ненадежным. Предел в этом случае, как мы обнаружили, заложен в присущей расширению деловой активности тенденции вызывать по мере приближения к состоянию полной занятости не столько увеличение объема занятости и производства, сколько рост цен. Существует ли соответствующий предел уменьшения MV? Дефляцию, разумеется, может приостановить любой из факторов, содействующих расширению деловой активности, которые мы анализировали в предыдущем разделе. (Эти факторы могут возникнуть случайно; но, как будет показано в следующем разделе, можно ожидать, что с течением времени они обязательно возникнут как реакция на процесс сокращения.) Предположим, однако, что такого изменения, достаточно сильного, чтобы вызвать перелом, не произойдет; существует ли вообще причина, почему уменьшение MV должно закончиться?

Логически рассуждая, можно, разумеется, представить себе, что при отсутствии импульса к расширению сокращение деловой активности должно было бы продолжаться до бесконечности; однако имеются веские основания предполагать, исходя из наблюдений за обычным поведением людей, что этого не произойдет. В этой связи следует отметить одно важное соображение, которое иногда не принимается во внимание. Неуклонное уменьшение MV — т. е. совокупного спроса на товары, выраженного в деньгах, — должно сопровождаться либо непрерывным уничтожением денег, либо непрерывным тезаврированием. Насколько далеко зайдет процесс уничтожения в определенном конкретном случае, зависит от организации кредитно-денежной системы, от институциональных факторов и от международного положения данной страны. В наше время уничтожению подвержены главным образом деньги, находящиеся в депозитах, а не деньги центральных банков.

Каких размеров достигнет уничтожение денег, находящихся в депозитах, — это зависит от организации банковской системы и в значительной степени также от факторов, которые могут быть различны при каждой депрессии, как-то: от методов борьбы с паникой, от особых связей между банками и отдельными отраслями, наиболее сильно пострадавшими от депрессии, и т.д. Наглядным примером того, в какой степени банковская организация влияет на глубину дефляции посредством уничтожения денег, может служить сравнение между тем, что происходило во время депрессии 1929 -1933 гг., а также во время предыдущих циклов в Соединенном Королевстве, обладающем унифицированной банковской системой, с одной стороны, и в Соединенных Штатах с их тысячами мелких банков, прекративших платежи, — с другой. Что там произошло — общеизвестно; мы упомянули об этом с единственной целью — отвести вопросу о влиянии банковской организации должное место в нашей системе.

Накопление тезаврированных денег

После того как прекратилось уничтожение денег, что должно рано или поздно произойти при любой денежной системе, — дальнейший процесс сокращения денежного обращения должен сопровождаться возрастающим накоплением тезаврированных денег в различной форме; ликвидность увеличивается, М возрастает. Размеры этих накоплений в денежном выражении возрастают за счет денег, находящихся в обращении; их реальная покупательная способность возрастет еще быстрее вследствие падения цен.

Объем тезаврации увеличивается по сравнению с реальными доходами, а также по сравнению с реальным богатством. Другими словами, население сохраняет возрастающую долю своих реальных доходов и богатства в ликвидной денежной форме. Следует отметить, что, до тех пор, пока население увеличивает накопление тезаврированных денег — другими словами, пока продолжается «борьба за ликвидность», ставка процента (на фонды для инвестирования) удерживается на относительно высоком уровне, несмотря на незначительный спрос со стороны производителей на деньги для инвестиционных целей. При неблагоприятных условиях подобное положение может продолжаться длительное время; однако поскольку это означает, что количество тезаврированных денег тем временем все возрастает, то наше предположение, что такое накопление имеет свои пределы, вероятно, обосновано в свете общеизвестных фактов поведения людей в сфере хозяйственной деятельности. После того как ликвидные средства достигнут величины, составляющей значительную долю богатства, потребность в ликвидных средствах в конце концов будет удовлетворена и население перестанет увеличивать свои накопления.

Если ставка процента сохранится на высоком уровне вследствие того, что все еще имеется спрос на кредит для реальных вложений (это скорее будет иметь место в бедных странах, нежели в богатых), владельцы накоплений скорее захотят разместить свои средства на рынке капитала, чем в том случае, когда станка процента упала до низкого уровня. Но даже если процент очень низок, то все же наступит момент, когда сумма тезаврированных денег составит такую высокую долю дохода и богатства, что приумножать ее не будет иметь смысла. Тогда произойдет следующее: либо на рынке капитала будут ссужать больше денег, в результате чего процентные ставки снизятся (сначала, вероятно, уменьшатся ставки процента по краткосрочным ссудам, а позднее и по долгосрочным) и инвестиции снова возобновятся; либо, если спрос производителей на кредит окажется абсолютно неэластичным, население будет менее склонно к сбережениям — по терминологии Кейнса, склонность к потреблению увеличится наряду с уменьшением предпочтения ликвидности — и спрос на потребительские товары перестанет падать или даже увеличится. Вместо того чтобы тезаврировать свои денежные доходы, население будет либо расходовать их на потребление, либо отдавать их взаймы при посредстве рынка капитала.

Из этого анализа можно вывести заключение, что по причинам весьма общего характера существует большая вероятность, что сокращение MV имеет свои пределы даже при отсутствии какого-либо особого стимула к расширению деловой активности. Если предположить обратное, то это означало бы увеличение ad infinitum (до бесконечности – лат.) суммы тезаврированных денег по сравнению с доходами и богатством. После того как прекратилось уменьшение MV, т. е. когда процесс сокращения деловой активности закончился, экономическая система становится весьма чувствительной в отношении импульса к расширению и сравнительно невосприимчивой к дефляционным потрясениям. Этим анализом мы не намереваемся сказать, что сокращение деловой активности всегда или обычно достигает этого крайнего предела или что безопасно и разумно предоставить ему беспрепятственно развиваться до этого «естественного» конца. Мы хотели только изложить проблему в ее наиболее общих чертах в качестве введения к последующему разделу. Существуют другие силы, или реакции, способствующие увеличению MV, которые тесно связаны с факторами, ограничивающими сокращение MV, а иногда почти неотличимы от них. Эти силы, или реакции, мы намереваемся теперь рассмотреть в их сочетании с другими импульсами, способствующими расширению деловой активности, которые с большей или меньшей вероятностью рано или поздно возникают в связи с дальнейшим ходом процесса ее сокращения.

Кругооборот денег

§ 9. Тенденции к расширению деловой активности, могущие, по всей вероятности, возникнуть в период ее сокращения

«Естественные» приспособления

В § 7 этой главы мы проанализировали ряд факторов, способных создать импульс к расширению деновой активности и таким образом вызвать процесс этого расширения. Импульс к расширению мы рассматривали при этом как само собой разумеющийся point de depart (исходный пункт – фран.); вопрос о том, возникают ли подобные гипотетические импульсы по воле провидения или правительства или же можно ожидать, что они возникнут автоматически в результате действия механизма рынка, был отложен для последующего рассмотрения. В этом разделе мы исследуем вопрос о том, способна ли экономическая система прекратить процесс сокращения деловой активности и обратить его в процесс расширения последней в том случае, если мы предположим:

  • а) что правительство не предпримет активных мер (как-то: программа общественных работ), направленных на то, чтобы вызвать расширение, и
  • б) что не произойдет никакого случайного события (как-то: новое изобретение, или ряд хороших урожаев, или импульс из-за границы), которое способствовало бы выходу из положения.

Здесь нам надо будет проанализировать «естественные» силы приспособления, тенденции к равновесию, существование которых часто слишком охотно принимают на веру, считая, что они присущи экономической системе при одном лишь условии, что механизму цен предоставляют действовать беспрепятственно.

Мы увидим, что такого рода импульсы к расширению деловой активности имеются и что можно с достаточной степенью уверенности рассчитывать на то, что рано или поздно они автоматически возникнут и обратят сокращение деловой активности в ее расширение. (Однако, утверждая это, мы отнюдь, не намереваемся доказывать, что желательно ждать момента, когда эти «естественные» силы дадут системе толчок к подъему, вместо того чтобы предпринять меры к ускорению оживления и, быть может, направить расширение по другим каналам, нежели те, по которым оно пошло бы при отсутствии вмешательства.)

В § 7 мы показали, что положить начало расширению деловой активности может какой-либо случай или фактор, который сначала либо вызывает увеличение потребительских расходов, либо стимулирует расходы производителей (капиталовложения). (После того как расширение началось, оба типа расходов стимулируют друг друга: инвестиции создают доходы и спрос на потребительские товары, а рост потребления побуждает к дальнейшему инвестированию.) Если мы будем искать автоматически действующие импульсы к расширению деловой активности, то мы обнаружим их в первую очередь в факторах, непосредственно стимулирующих расходы производителей (капиталовложения). Здесь опять-таки целесообразно различать изменения в сфере предложения фондов для инвестирования и изменения в сфере спроса на них; однако не следует забывать, что существуют факторы, влияющие одновременно и на спрос, и на предложение.

Восстановление уверенности

Начнем с изменений в сфере предложения. Предположим, что спрос на фонды для инвестирования еще не прекратился полностью, т. е. что имеется скрытый спрос на них по определенной ставке процента, который не может быть удовлетворен, так как существующая ставка слишком высока из-за положения, сложившегося в сфере предложения (отсутствие уверенности со стороны банков и инвесторов, большое предпочтение ликвидности). При таком положении дел прекращение процесса тезаврации описанного нами в предыдущем разделе, не только приостановит уменьшение MV; оно приведет со временем также к его увеличению. Когда банки, промышленные фирмы и частные лица придут в целом к заключению, что имеющиеся у них резервы наличных денег достигли достаточных размеров, — другими словами, когда они обеспечат ту степень ликвидности, которую они при данных обстоятельствах считают желательной или необходимой, процентная ставка снизится, поскольку определенная часть денег не будет тезаврироваться, а будет выпущена на рынок капитала. Инвестиции несколько увеличатся; это стабилизирует MV и совокупный спрос на товары, а также занятость и производство.

Если такое состояние сравнительной устойчивости продлится в течение некоторого времени без новых банкротств и других потрясений, подрывающих уверенность, то уверенность восстановится, и это вызовет у населения желание уменьшить свои накопления тезаврированных денег. Когда прекращается падение цен или когда ожидается, что они останутся устойчивыми или повысятся, тогда возникает сильное побуждение освободиться от тезаврированных денег, так как тезаврация означает отказ от прибылей, которые приносят инвестиции. С другой стороны, в период сокращения деловой активности промышленные предприятия различными способами уменьшают свою задолженность, и таким образом восстанавливается основа для оживления финансирования возросшего производства посредством займов и т.п.

Этот процесс постепенного восстановления основы для нового увеличения инвестиций неоднократно описывался. Его можно было бы проанализировать гораздо подробнее. Такие выражения, как «общее состояние уверенности» или «пессимизм» и «оптимизм», даже в применении только к лицам, предлагающим фонды для инвестирования, отражают очень сложные явления. Здесь можно различить разного рода риск и опасения: одни из них связаны только с долгосрочными инвестициями, тогда как другие относятся к долгосрочным и краткосрочным инвестициям различного типа. В анализ можно было бы ввести также множество осложнений институционального характера. Мы ограничиваемся анализом процесса в общих чертах. Основным фактом, который следует иметь в виду, является то, что восстановление уверенности и исчезновение пессимизма ведут к детезаврации, к увеличению предложения фондов для инвестирования и, если спрос на такие фонды имеется, к увеличению MV (спроса на товары), занятости и производства.

Оживление в сфере инвестиций

Теперь мы перейдем к рассмотрению сферы спроса. Когда сокращение деловой активности продолжается в течение длительного времени, когда снижается и почти повсюду падает спрос, тогда спрос на фонды для инвестирования может дойти почти до нуля и снижение цены предложения (т. е. рыночной ставки процента) даже до очень низкого уровня может оказать очень мало влияния. Никто не отваживается вкладывать капитал. Однако это происходит не потому, что накопление реального богатства зашло настолько далеко, что уже физически нет возможностей для инвестиций, — иначе говоря, что нет возможности увеличить выпуск продукции путем введения длительных (time-consuming) процессов производства. Причина скорее кроется в опасениях дальнейшего снижения цен и в отсутствии уверенности относительно будущего вообще. Отсюда следует, что, после того как совокупный спрос и цены установятся на том или ином уровне, спрос на фонды для инвестирования с течением времени увеличится автоматически. Опасения дальнейшего снижения цен постепенно рассеются, и некоторые капиталовложения, которые были бы возможны и выгодны, но не предпринимались из-за боязни дальнейшего падения спроса и цен, начнут осуществляться.

Весьма вероятно, что в период сокращения деловой активности, когда наблюдался застой в сфере инвестиций, были сделаны новые изобретения, но эти изобретения, хотя и снизили бы издержки производства (при существующем уровне цен), не были введены, потому что для этого требовались более или менее крупные вложения, на которые предприниматель не хочет идти, когда он ожидает падения спроса и цен. Таким образом, накапливаются возможности для капиталовложений, и это должно способствовать осуществлению расходов на инвестиции сразу после прекращения общего снижения цен. В различных трудах Шумпетера даны классические описания того, как после длительного перерыва во время депрессии некоторые предприимчивые смельчаки отваживаются предпринять первые шаги в этом направлении и пытаются осуществить что-либо новое в какой-либо отрасли производства и как их примеру следуют другие в той же или других отраслях. «Всякий раз, после того как… одни успешно ввели что-либо новое, другие могут, с одной стороны, последовать их примеру в той же отрасли… и, с другой стороны, отважиться осуществить то же самое в других отраслях, поскольку заколдованный круг прорван и многое из того, что введено начинателями, применимо также в других сферах деятельности».

Спрос, связанный с необходимостью возмещения основного капитала

Другим фактором, который тесно связан с оживлением в сфере инвестиций (вероятно, в форме новых неиспробованных до тех пор комбинаций) и даже неотличим от него, является увеличение спроса в связи с возмещением основного капитала. В период сокращения деловой активности уменьшаются не только новые капиталовложения, но и возмещение произведенных ранее инвестиций. Однако капитальное оборудование промышленности изнашивается и устаревает. Поэтому весьма вероятно, что даже при сократившемся объеме производства рано или поздно в той или иной отрасли возникает необходимость возмещения основного капитала, и это приводит к детезаврации или новым займам и росту MV.

Имеется еще один момент. Производители знают по опыту, что цены не будут падать до бесконечности. После того как снижение цен продолжалось в течение известного времени, производители будут, вероятно, все более склоняться к мнению, что можно ожидать обратного поворота в движении цен. Следовательно, они не будут откладывать усовершенствование и возмещение основного капитала до того времени, когда это станет технически необходимым, поскольку иначе будет нанесен ущерб процессу производства; скорее всего они воспользуются возможностью приступить к осуществлению улучшений и возмещению основного капитала, пока цены еще держатся на низком уровне.

Читать продолжение…