Глава IX. Определение и измерение экономического цикла

§ 1. Введение

«Кризис» и «депрессия»

Среди экономистов нет разногласий в том, что такие связанные между собой проблемы, как повторяемость экономических депрессий и острые экономические или финансовые кризисы, не могут быть успешно решены в отрыве от главной проблемы, частью которой они являются, а именно от проблемы экономического или торгово-промышленного цикла; под последним подразумевается волнообразное движение, влияющее на всю экономическую систему в целом. Поэтому данное исследование касается именно этой главной проблемы.

Чтобы определить «депрессию», нужно определить и «процветание», так как это взаимосвязанные, хотя и взаимоисключающие понятия. Однако, прежде чем пытаться дать более точное определение этим двум понятиям, не лишне было бы сказать, несколько слов о значении двух родственных терминов: «кризис» и «депрессия». Их часто смешивают. В этой же книге они будут все время четко разграничиваться.

Термин «депрессия» будет использоваться для обозначения процесса или неизменного состояния в течение более или менее длительного времени; определение этого термина будет дано в следующих разделах этой главы. Термин «кризис» имеет два значения:

  • С точки зрения теории экономического цикла, в специальном смысле, он означает поворотный пункт от процветания к депрессии.
  • В общепринятом смысле, а также в изданиях по финансовым проблемам и зачастую в экономических работах он означает состояние острого финансового напряжения, панику, натиск на банки, отлив золота, банкротства и т.д.

«Кризис» в специальном смысле, т.е. поворот от процветания к депрессии, обычно (но не всегда) сопровождается острым «кризисом» в общепринятом смысле. С другой стороны, острый финансовый кризис может произойти и иногда происходит в то время, когда кризиса в специальном смысле нет; другими словами, он не всегда означает поворот от процветания к депрессии, а случается иногда во время депрессии или даже в период процветания без перехода последнего в депрессию.
 

§ 2. Определение процветания и депрессии в общепринятом смысле

Замкнутая экономика

Депрессия и процветание могут охватывать отрасль промышленности, район, целую страну или весь мир. Характер и особенности циклического движения в международном аспекте будут рассмотрены ниже, в гл. XI. А пока речь будет идти о замкнутой экономике. Под замкнутой экономикой подразумевается не полностью изолированная страна, а страна, обладающая всеми признаками, которые принято считать условиями полного развития торгово-промышленного цикла. Следовательно, мы допускаем внешнее влияние на нашу «замкнутую» страну еще до того, как in extenso введем в нашу аргументацию все усложняющие и ограничивающие факторы, которые обусловлены тем, что в реальном мире мы имеем дело не с независимыми экономическими системами, а с системой взаимозависимых и взаимосвязанных стран.
 

Взаимоисключающие критерии

Депрессия означает такое состояние экономики, при котором реально потребленный доход или объем потребления на душу населения, а также занятость падают или находятся на уровне ниже обычного, а это значит, что существуют неиспользованные ресурсы, мощности и в особенности неиспользованная рабочая сила.

Процветание означает такое состояние экономики, когда реально потребленный доход, реально произведенный доход и уровень занятости высоки или повышаются, а неиспользуемых ресурсов или безработных либо нет, либо очень мало.

Депрессия и процветание отличаются скорее по степени развития, чем по своему характеру. Вопрос заключается не столько в четком их разграничении, сколько в определении степени депрессивности или степени процветания, начиная от глубокой депрессии до высшей степени процветания и от жестокой безработицы до полного использования всех факторов производства.

Реально потребленный доход, реально произведенный доход и уровень занятости — все эти три показателя представляют собой относительно точные понятия и даже, в известной степени, измеримые величины. Дальнейшее углубление вопроса мало что добавит к данному исследованию, хотя каждую из этих трех величин всегда можно рассматривать как тот или иной способ выражения или измерения более существенной величины — экономического благосостояния. Но «экономическое благосостояние» — это туманное выражение, которое само требует определения с помощью более точных и измеримых величин, а к ним прежде всего могут быть отнесены показатели размера реально потребленного дохода, реально произведенного дохода и уровня занятости. Для практических же целей процветание и депрессия могут быть достаточно точно определены с помощью одной, двух или всех трех величин.
 

Критерий «занятости»

В последние годы безработица часто рассматривается как единственный критерий экономического положения страны. В этой связи нельзя забывать, что некоторое количество безработных существует всегда (фрикционная безработица) и что происходят сезонные колебания занятости во многих отраслях и странах. Но даже если не учитывать эти два фактора, то совершенно очевидно, что в некоторых странах в течение длительного периода сохраняется высокий уровень безработицы, например в Англии или Австрии в период после Первой мировой войны. В этом случае мы говорим о хронической депрессии. Однако это не означает, что циклические колебания отсутствуют. Они лишь наслаиваются на основную массу «структурной» безработицы.

При всех этих уточнениях, которые, кстати говоря, одинаково применимы к двум другим факторам — реально потребленному и реально произведенному доходу, — индекс занятости все же не может рассматриваться как надежный критерий во всех случаях. В сельскохозяйственных странах, например, депрессия независимо от того, вызвана ли она неурожаем или низкими ценами, обычно не сопровождается безработицей. В тяжелые времена фермеры и сельскохозяйственные рабочие могут в действительности затрачивать еще больше труда, чем прежде, а количество населения, привлеченного к труду, может даже увеличиваться, например, за счет женщин и детей. То же самое, в известной степени, справедливо и для таких стран, как Япония и Югославия, где промышленные рабочие не полностью оторваны от земли. Даже в чисто индустриальных странах, если заработная плата достаточно эластична, безработица, вероятно, могла бы, хотя это и остается открытым вопросом, быть сведена к очень низкому уровню. С другой стороны, последняя иногда может быть вызвана быстрым техническим прогрессом. В этом случае едва ли можно говорить о депрессии или об ухудшении положения, несмотря на высокий или возрастающий уровень безработицы.

В подобных случаях мы используем два других ранее упомянутых показателя, а именно реально потребленный и реально произведенный доход . Различие между ними состоит, по сути дела, в том, что:

  • реально потребленный доход сводится к потребительским товарам и услугам, т. е. равен объему потребления, или, если пренебречь изменениями в запасах потребительских товаров, «потоку товаров и услуг, готовых для потребления»,
  • в то время как реально произведенный доход включает также добавления к запасам, состоящим из товаров более высокого порядка (товаров производственного назначения).

 

Критерий «потребления»

Если заработная плата или доход в общем эластичны и безработица уничтожена почти полностью вследствие достаточно быстрого падения заработной платы, способного воспрепятствовать ухудшению экономического положения, то последнее выразится в падении реального дохода, потребленного обществом. В вышеупомянутом примере сельскохозяйственной страны уровень занятости и объем производства» могут даже вырасти, несмотря на существование депрессии, если спрос за границей на продукцию этой страны сократился в результате, например, депрессии в некоторых других странах или увеличения предложения со стороны конкурентов. Тогда показателем ухудшения экономического положения будет падение реально потребленного дохода, выражающееся в сокращении потребления импортируемых товаров вследствие снижения цен на товары отечественного производства, идущие на экспорт.
 

Критерий «объема производства»

В условиях замкнутой экономики положение обычно менее запутанно. Но даже здесь показатели движения объема потребления и реально произведенного дохода могут не совпадать. Вполне допустимо, что объем потребления, может оставаться постоянным или даже расти, в то время как объем производства падает, например, в том случае, если общество проедает свой капитал. Очевидно, что в таких условиях в качестве критерия должны быть приняты скорее объем производства и уровень занятости, чем объем потребления.

С другой стороны, если общество увеличивает свой основной капитал, объем производства может расти или оставаться постоянным, в то время как объем потребления падает или же повышается, но значительно медленнее. В этом случае совершенно ясно, что объем производства и уровень занятости следует считать правильными показателями.

Такое положение часто возникает, в большей или меньшей степени, когда экономика оправляется после глубокой депрессии. Выпуск товаров производственного назначения растет, происходит увеличение основного капитала, однако объем производства потребительских товаров и услуг обычно повышается в значительно меньшей степени.
 

Вывод

Мы приходим к выводу, что сочетание трех показателей:

  • занятости,
  • реально потребленного дохода,
  • реально произведенного дохода.

может служить критерием для определения депрессии или процветания, а также дает возможность измерять степень их развития и изменения. Если все три индекса изменяются в одном направлении, то ситуация ясна. Если же они расходятся, то в большинстве случаев можно найти некоторые симптомы, основываясь на приведенных выше соображениях.

Мы увидим, что колебания обычно настолько ясно выражены, что сомнительные случаи не имеют практического значения. Но, прежде чем перейти к статистическим примерам, следует коротко остановиться на двух других критериях, которые часто используются в литературе по данному вопросу.
 

Другие критерии

Колебания размера прибылей (или убытков) часто рассматриваются в качестве важной черты экономического цикла. Однако вряд ли было бы целесообразно ставить их в один ряд с тремя основными показателями, указанными выше. Термин «прибыль» носит туманный и дезориентирующий характер. То, что статистика регистрирует в качестве «прибылей» (например, прибыли корпорации), не является чистой прибылью в том смысле, в каком этот термин использует экономическая теория: скорее это смесь процента, ренты, доходов от монополии и т. д.

Прибыль в том смысле, в каком этим термином пользуется экономическая теория, представляет собой часть национального дохода и как таковая включена в «реальный доход». В этом точном значении слова «отсутствие прибыли» (или убыток) характеризуют самую сущность экономической системы в условиях полного равновесия; а состояние полного экономического равновесия при полном использовании всех наличных ресурсов — это, конечно, и есть высшая степень процветания.

Термин «убыток» также неточен. Убытки отдельного лица или отдельного предприятия не обязательно являются убытками всего общества. Изобретение нового производственного процесса, например, может повлечь за собой убытки при замене старого производственного оборудования, но такие убытки не представляют собой ухудшения экономического положения общества. Статистические данные о прибылях и убытках, несомненно, могут служить ценным показателем при определении экономического цикла в специальном значении, но не являются надежными критериями экономического цикла в общем смысле (см. § 3).
Наш критерий основанный на показателях занятости и производства, по-видимому, точно выражает то, что подразумевают под термином «экономическая активность«, которым часто пользуются, более или менее произвольно, для характеристики процветания и депрессии. Очевидно, если этот критерий как таковой окажется полезным, вся концепция должна поддаваться количественному выражению, и если мы спросим себя, как измерить степень интенсивности экономической активности, то ответ может быть найден либо на основе использования показателей затрат на производство, либо продукции, т. е. на основе либо учета затраченных усилий, либо достигнутых результатов. Это, несомненно, равнозначно измерению с помощью показателей занятости (не обязательно только наличной рабочей силы) или показателей производства.
 

§ 3. Экономический цикл в общем и специальном смысле

Экономический цикл в общем значении можно определить как смену периодов процветания и депрессии, оживленной и вялой торговли. Однако это определение предварительно, так как очевидно, что оно слишком широко и охватывает больше, чем понятие экономического цикла в специальном значении теории экономического цикла. То, что общее экономическое положение подвержено колебаниям, что объем производства, величина национального дохода и уровень занятости должны быть иногда выше, а иногда ниже среднего уровня или общего направления (trend) развития, в действительности не является неожиданным. Смена периодов депрессии и процветания — это то, на что мы обычно должны рассчитывать. Что требует объяснений в первую очередь, так это продолжительность и широта амплитуды колебаний, в особенности тех, которые имеют отрицательное направление, поскольку движение в сторону повышения, приближение кполной занятости можно объяснить как естественный результат тенденции к равновесию, присущей экономической системе. Почему общее направление развития сопровождается не краткосрочными колебаниями движения, а длительными отклонениями в обе стороны от общего направления?

Однако проблему цикла составляет не только величина колебаний, но и их специфическая природа. Какова их природа — об этом в данный момент нельзя ничего сказать. С позитивным объяснением этих колебаний связана вся остальная часть этого исследования. Вся таинственность заключается в том, что их нельзя объяснить такими «внешними» причинами, как плохой урожай вследствие условий погоды, стихийные бедствия, всеобщие забастовки, локауты, землетрясения, возникновение внезапных препятствий в международных торговых каналах и т. п. Резкое понижение объема производства, реального дохода или уровня занятости в результате неурожаев, войн, землетрясений и тому подобных материальных нарушений процесса производства редко затрагивает экономическую систему в целом и, конечно, не является депрессией в специальном значении теории экономического цикла . Под депрессией в специальном значении мы понимаем такое продолжительное и существенное падение объема производства, реального дохода и занятости, которое можно объяснить только действием факторов, возникающих внутри самой экономической системы, в первую очередь недостаточностью денежного спроса и отсутствием необходимого разрыва между ценой и издержками производства.

Если внешние нарушения такого рода и имеют каузальное отношение к возникновению депрессий в специальном значении этого слова — а это, несомненно, так, — то причиной падения объема производства является не столько возникновение материальных препятствий для продолжения производственного процесса, сколько особая реакция экономической системы. Существующие материальные условия вполне позволяют продолжить производство. Имеется необходимое капитальное оборудование, а также рабочая сила, сырье и полуфабрикаты. Тем не менее, какая-то значительная часть факторов производства не может найти применение, экономическая машина не может функционировать бесперебойно, система цен выходит из равновесия.
 

§ 4. Основные данные об экономическом цикле

Четыре фазы цикла

При любой попытке применить наши основные критерии к процветанию и депрессии, чтобы на протяжении какого-либо значительного промежутка времени определить место и точно измерить те явления, которые образуют предмет нашего исследования, мы сразу же сталкиваемся с трудностями, заключающимися в том, что статистические данные, особенно за более ранние периоды — период Первой мировой войны и XIX столетия, — совершенно не отвечают нашим требованиям. Индексы национального дохода и занятости (или безработицы) очень ненадежны, а по ряду стран и вовсе не существуют. Индексы объема производства также весьма неполны или недостаточно репрезентативны.

Однако колебания, которые нас интересуют, настолько заметны и распространяются на такой обширный ряд явлений, что их можно определить с большой степенью точности на основе существующего материала даже в те периоды, когда его не так уж много. Сначала мы попытаемся определить длину последовательных периодов процветания и депрессии для ряда стран, фиксируя настолько точно, насколько это возможно, поворотные пункты от бума к спаду и от спада к буму. Весь цикл делится на четыре фазы, или части:

  • подъем (фаза процветания, расширения деловой активности);
  • спад (фаза депрессии, сокращения деловой активности);
  • верхняя точка поворота, т. е. поворот от процветания к депрессии (поворот вниз, кризис в специальном значении);
  • нижняя точка поворота, т. е. поворот от депрессии к процветанию (поворот вверх, оживление).

Не следует считать, что это различие четырех фаз, или, вернее, двух фаз и двух поворотных пунктов, означает больше, чем сказано в действительности. Речь идет не о том, что продолжительность циклов нужно обязательно измерять либо от низины до низины (от оживления до оживления), либо от вершины до вершины (от кризиса до кризиса). Речь идет не о том, что каждый цикл (независимо от того, каким способом измерена его продолжительность) следует рассматривать как, так сказать, самостоятельную единицу или неделимое целое и объяснять его на основе одного принципа, или, иначе говоря, поскольку каждая фаза вырастает из предыдущей, она должна быть объяснена на основе последней. Такие утверждения могут иметь известный смысл и ценность на более поздней или на конечной стадии исследования, но на этой ранней стадии наша задача не выходит за рамки регистрации некоторых основных фактов.
 

Различные показатели характеризующие цикл

В графиках на с. 218-219 циклическое движение в ряде стран изображено различными показателями, описание которых дано в Приложении. Исследование диаграмм обнаруживает почти полное соответствие в движении различных кривых. Временами происходят небольшие отклонения, но они редко превышают один год. Последние часто можно объяснить неточностью цифровых данных или описаний, содержащихся в источниках (см. Приложение).

Чтобы избежать неправильного впечатления, следует иметь в виду те условия, которые были приняты для графического изображения в «Экономических летописях» . Здесь различается только несколько ступеней процветания и депрессии, так что ни амплитуда колебаний, ни скорость восстановления или падения производства в различные моменты времени не могут быть определены достаточно точно. И высокая и низкая конъюнктура имеет тенденцию быть представленной горизонтальными прямыми линиями, маскирующими точки поворота, которые приходятся на горизонтали либо на вторую половину прошлого года, либо на первую половину следующего года.

Следует также иметь в виду, что, в то время как индексы производства обнаруживают ясно выраженную общую тенденцию развития, на которую наслаиваются циклические колебания, в рядах, характеризующих занятость — за исключением индексов занятости и Соединенных Штатах Америки, — а также в кривой базисного цикла эта тенденция устранена методом их построения.

Эти кривые представляют собой экономический цикл в общем значении, т. е. они отображают изменения производства и занятости независимо от их причин. Однако нет никакого сомнения в том, что, за очень небольшими исключениями, повышения и понижения производства в наших кривых не являются прямым результатом материальных нарушений производственного процесса, вызванных стачками, землетрясениями и т. д. Прямое влияние погоды на объем сельскохозяйственного производства не играет роли, поскольку наши показатели производства и занятости относятся только к промышленности.

Поскольку мы не всегда располагали надежными и прямыми измерениями основных показателей занятости и объема производства, то мы вынуждены обращаться к другим статистическим рядам, которые либо сами образуют составную часть индекса производства, либо эмпирически настолько тесно связаны с основными переменными, что их можно рассматривать как симптомы, характеризующие направление движения или размер колебании этих переменных. К подобным «вспомогательным», или «симптоматическим», если их можно так назвать, рядам относятся клиринговые расчеты между банками, банковские депозиты, прочие ряды, связанные с деньгами, ряды цен, показатели перевозок, банкротств и т. д.
 

§ 5. Вековая тенденция

Различные компоненты временных рядов

Экономический цикл, который нас главным образом интересует, представляет собой чередование периодов относительного процветания и депрессии со всеми сопутствующими им изменениями во всех секторах экономической системы; продолжительность цикла составляет от 3 до 12 лет. Это движение мы называем собственно экономическим циклом.

Кроме собственно экономического цикла, мы наблюдаем другие формы движения, отражающиеся во временных рядах важнейших экономических показателей, а именно:

  • вековую тенденцию,
  • сезонные изменения на протяжении одного года,
  • случайные нарушения, вызванные действием каких-либо сил внеэкономической системы в узком значении этого слова, и
  • так называемые «длинные волны», охватывающие периоды в 50 лет и больше.

 

Тенденции выражаемые динамическими рядами

Вековая тенденция относится к непрерывному росту объема производства, реального дохода, производства отдельных товаров, реальной заработной платы и т. д., который, несмотря на относительно кратковременные регрессы, имел место в течение XIX и XX столетий. Подобная тенденция роста основных величин является критерием прогрессивной экономики. Обычно, когда мы определяем общество как прогрессивное, мы предполагаем — и до сих пор это, к счастью, подтверждалось — повышательный наклон кривых производства и потребления. Однако это ни в коем случае не означает, что вековое изменение должно происходить с неизменной скоростью или что оно всегда должно выражаться ровной наклонной повышательной кривой, которую можно с уверенностью экстраполировать в будущее. Это не исключает также и того, что силы, порождающие эту тенденцию, могут действовать спазматически или циклически.

Кроме того, очевидно, что вековая тенденция может иметь совершенно различное значение, смотря по тому, с какими экономическими величинами она связана. Постепенное увеличение общего объема производства и потребления является естественным следствием роста населения. Повышательная тенденция физического объема производства и потребления на душу населения представляет собой сущность материального прогресса, обусловленного накоплением капитала и увеличением запаса технических знаний. Однако ясно, что в отношении роста цен и денежной стоимости производства дело обстоит совершенно иначе. Рост цен не является существенной чертой материального прогресса. Вполне возможно, что вследствие особой роли, которую выполняет механизм денег, прибылей и цен в индивидуалистической экономике, чтобы обеспечить бесперебойную непрерывную работу производственного аппарата, а также возможность полной и быстрой реализации всех благ технического прогресса, требуется определенная тенденция цен.

Однако это только гипотеза, по отношению к которой среди экономистов единства мнений, к сожалению, не существует. Некоторые авторы полагают, что при расширении производства цены должны постепенно снижаться; другие защищают устойчивый уровень цен, третьи склонны полагать, что слегка повышающаяся тенденция цен является самым благоприятным условием функционирования экономической машины. В любом случае, по-видимому, ясно, что тенденцию цен, если таковая существует, следует рассматривать иначе, чем тенденцию физического объема производства.

На этой стадии, когда мы изучаем главным образом циклическое движение показателей на протяжении 3-12 лет, нас интересует не столько «вековая тенденция», сколько отклонения от нее, обнаруживаемые в наших рядах. Что касается других изменений различных экономических показателей, то ни сезонные колебания (не отражаемые в ежегодных данных), ни случайные изменения или нарушения (такие, например, как всеобщая забастовка в Англии в 1926 г.) не представляют серьезной теоретической проблемы.
 

§ 6. Экономические циклы и длинные волны

Здесь следует сказать несколько слов с тем, чтобы оправдать и объяснить, почему мы концентрируем внимание на коротких циклах, вместо того чтобы исследовать длинные волны, которые, согласно многим авторам (Кондратьев, Войтинский и др.), совершенно ясно обнаруживаются в большом количестве длинных рядов, таких, как ряды производства, заработной платы и цен. Эти длинные волны, или долговременные циклические тенденции развития, охватывают периоды от 50 до 60 лет, а короткие циклы, для которых мы предназначаем выражение «экономический» или «торгово-промышленный цикл«, наслаиваются на них (точно так же, как сезонные колебания наслаиваются на экономический цикл).
 

Факты о длинных волнах

Избегая фигуральных выражений и оставляя в стороне все предположения и сомнительные гипотезы, можно сказать, что мы располагаем, по-видимому, следующими фактами относительно этих длинных волн. На протяжении XIX и XX столетий можно выделить чередование периодов, в течение которых преобладали соответственно или годы депрессий, или годы процветания. Эти периоды охватывают от 20 до 30 лет, и каждый из них включает от двух до пяти полных экономических циклов короткого типа. Этими периодами, согласно Шпитгофу, для Западной Европы являются:

  • 1822-1842 гг.,
  • 1813-1873 гг.,
  • 1874-1894 гг.,
  • 1895-1913 гг.
  • Первый из этих периодов содержит два экономических цикла, во время которых фаза депрессии была гораздо длиннее, чем фаза процветания. В течение всего этого периода Шпитгоф насчитывает 9 лет процветания и 12 лет депрессии.
  • Во второй период (1843-1873 гг.) преобладают годы процветания. На три с половиной экономических цикла приходится 21 год процветания и 10 лет депрессии, причем депрессии короткие и слабые.
  • Третий период (1871-1894 гг.) начинается продолжительной и чрезвычайно тяжелой депрессией 70-х годов. Он содержит два с половиной цикла, и Шпитгоф насчитывает в нем 6 лет процветания и 15 лет депрессии. За этим мрачным периодом следует
  • Четвертый — исключительно процветающий период (1895-1913 гг.). Он содержит два с половиной цикла, из которых последний был прерван (Первой) мировой войной. Всего лишь 4 года депрессии противостоят здесь 15 годам процветания, причем депрессии короткие и слабые.

 

Необходимость предварительного анализа коротких волн

Мы не отрицаем, что в «длинных волнах» имеются интересные явления, требующие объяснений. В связи с этим был выдвинут ряд prima facie (на первый взгляд — лат.) правдоподобных гипотез. Согласно одной из них, имеется ряд стимулирующих и задерживающих сил, таких, как повышательные и понижательные тенденции в добыче золота, эксплуатация технических нововведений (постройка железных дорог) или открытие новых земель,  действие которых не исчерпывается в пределах одного короткого цикла, а продолжается на протяжении нескольких из них. Можно предположить, что эти силы порождают длинные волны в движении производства и цен.

  • Но, может быть, это чистая случайность?
  • Является ли каждый из этих длительных циклов результатом действия сил одного и того же характера?
  • Существует ли хоть малейшая вероятность того, что всегда будет возникать цикл в 50 лет или около этого?
  • Имеем ли мы право экстраполировать эти волны?
  • Есть ли какой-либо смысл в утверждениях, что депрессия 1930-х годов была такой тяжелой потому, что мы находились на скате не только короткой, но и длинной волны цикла?
  • Почему получается так, что периоды, находящиеся под влиянием действия сил длительного характера, в свою очередь подразделяются на более короткие периоды процветания и депрессии?

По-видимому, на все эти и другие скептические вопросы относительно природы длинных волн можно ответить только после того, как мы будем иметь достаточно полное представление о механизме коротких циклов. Потому что силы, которые, как предполагают, вызывают длинные волны, действуют не независимо от сил, порождающих короткий цикл, и не исключают их. Они действуют через посредство последних, например вызывая тенденцию непрерывного роста предложения денег (производство золота) или непрерывное создание новых возможностей для инвестирования (как, например, развитие железнодорожного строительства в стране или быстрый рост ее населения). До тех пор пока не исследован механизм короткого цикла, нельзя понять природу длинных волн. Следовательно, мы вынуждены атаковать прежде всего проблему экономического цикла.
 

§ 7. Возможна ли общая теория цикла?

Каждый цикл имеет исторические особенности

До сих пор мы рассматривали основные черты экономического цикла, т. е. те качества, без которых явления «экономического цикла» как такового не существует. Кроме них, имеется бесконечное разнообразие изменений во всех сферах экономической и социальной жизни, которые, не относясь к числу основных черт цикла, являются более или менее постоянными спутниками его развития. Эти сопутствующие изменения дают материал, который мы должны отобрать и проанализировать для того, чтобы найти ключи к причинам цикла, предоставляющие нам возможность подтвердить или отвергнуть те объясняющие гипотезы (теории цикла), которые можно найти в литературе.

Большая часть этих изменений не проявляется регулярно в каждом цикле. Тщательное исследование фактов обнаруживает массу неповторяющихся элементов и глубоких различий в характерных чертах отдельных циклов, выходящих за рамки различив в длине и амплитуде колебании цикла (определенного на основе наших главных критериев). Каждый цикл, каждый период процветания или депрессии имеет свои особые черты, не свойственные отдельным или многим другим циклам. В известном смысле каждый цикл — это исторический индивид: каждый из них врезан в свою социально-экономическую структуру.

  • технические знания,
  • методы производства,
  • степень оснащенности капиталом,
  • количество населения,
  • качество и возрастной состав населения,
  • привычки и склонности потребителей,
  • социальные институты в широком смысле, включая правовые основы общества,
  • практика вмешательства государства и других общественных органов в экономическую сферу,
  • установившийся порядок урегулирования платежей,
  • практика банков и т. д.

Все эти факторы постоянно изменяются и не являются совершенно одинаковыми для любых двух случаев. Следовательно, нет ничего удивительного в том, что мы обнаруживаем большие различия между циклами в разных странах и в разные периоды. В целом можно сказать, что циклы отличаются друг от друга гораздо сильнее, чем, по-видимому, предполагают многие из теоретиков.
 

Общая теория возможна

Возникает вопрос, можно ли вообще выдвигать какие-либо общие положения относительно причин и характера циклов с учетом различий между ними; другими словами, пригодна ли одна и та же теория для циклов первой половины XIX в. и для второй четверти XX в., для циклов в промышленно развитых странах Западной Европы и в Соединенных Штатах и для циклов в сельскохозяйственных странах Восточной Европы и заморских странах. (Слово «цикл» мы употребляем здесь в специальном значении, установленном выше, игнорируя те изменения в объеме производства, занятости и т. д., которые могут быть отнесены к прямому влиянию прекращения или затруднения процесса производства вследствие внешних нарушений.)

На этот вопрос нельзя ответить a priori (из предшествующего — лат.). Логически вполне возможно предположить, что при различных социальных экономических условиях периоды процветания и депрессии должны были бы порождаться совершенно различным комплексом причин, так что для отдельных групп циклов пришлось бы применять разные теории.

Однако мы полагаем, что это не так. Наоборот, мы считаем, что может быть разработана общая теория, касающаяся важнейших аспектов цикла, которая не будет настолько формальной, чтобы оказаться бесполезной для практических целей и вместе с тем будет иметь широкую область применения. Точные условия возможности ее применения будут рассмотрены в следующих разделах. Они относятся к денежной и банковской системам, к системе заработной платы и цен и к некоторым элементарным условиям в области техники — ко всему тому, что глубоко укоренилось в нашей современной индивидуалистической экономике с господством денежного обращения.

Следует отметить, что только то обстоятельство, что каждый цикл исторически неповторим, представляет собой недостаточный аргумент против общей теории. Существуют ли два человека, которые во всех отношениях походили бы друг на друга? Уничтожают ли эти многочисленные различия возможность и практическую полезность анатомии, психологии и т. д.? То, что каждый цикл во многих отношениях уникален, не мешает всем циклам иметь общие черты в ряде других отношений, не считая сходств по основным элементам цикла. Эти последние в такой же мере не являются причиной цикла, как pauverte (бедность – фр.) не является причиной нищеты. Другими словами, то, что каждый подъем обнаруживает рост производства и занятости, а каждый спад сопровождается падением этих показателей, не удивительно, поскольку именно так мы определили цикл. Но если имеются и другие сходства, то они могут быть теми симптомами, появление которых проливает свет на его причины.
 

Порядок аргументации

Из дальнейшего будет видно, что любая экономическая система, организованная на такой основе, подвержена кумулятивным самоусиливающимся процессам расширения и сокращения деловой активности. Первое положение, которое следует доказать, заключается в том, что это cамоусиливающиеся процессы. Иначе говоря, если началось расширение или сокращение деловой активности (вне зависимости от того, чем они вызваны), то высвобождаются силы, которые способствуют дальнейшему ее расширению или сокращению. Другими словами, некоторые отклонения от равновесия не устраняются автоматически, а уводят систему все дальше и дальше от состояния равновесия. (Это, конечно, фигуральное выражение. Его цель не в том, чтобы доказать какое-либо положение, а в том, чтобы передать общий смысл. В дальнейшем мы перейдем к подробному анализу.)

Следующий шаг будет заключаться в том, чтобы рассмотреть, почему эти процессы расширения и сокращения деловой активности всегда приходят к концу.

  • Должны ли они прекращаться?
  • Не могут ли они продолжаться бесконечно?
  • Почему расширение деловой активности не ведет к устойчивому равновесию?
  • Что вызывает прекращение процесса расширения деловой активности и поворот в обратном направлении — случайные нарушения или диспропорции, неизбежно возникающие в период ее расширения?

Мы увидим, что для решения этих вопросов существуют различные возможности, которые не исключают друг друга, и нет основании постулировать единое решение, применимое ко всем случаям.

В подходе к изучению различных проблем мы руководствовались принципом осторожного и последовательного изложения. Мы не исходим с самого начала из допущения о существовании цикла, в котором процветание должно неизбежно следовать за депрессией и vice versa (наоборот — лат.). К такому выводу можно прийти только в конце такого исследования, как наше, но предположить его с самого начала нельзя. Таким образом, мы начинаем с самых общих аспектов проблемы, которые еще не означают существования цикла в узком смысле, т. е. в том смысле, в котором мы только что употребляли это слово, а затем перейдем к рассмотрению особых черт, в отношении которых выводы все в большей степени зависят от данной социально-экономической обстановки. Эта процедура имеет то преимущество, что она делает возможным более широкие теоретические построения. Однако нужно полагать, что к подобным построениям можно с уверенностью приступить только на основе такого подготовительного анализа.
 

§ 8. Две повторяющиеся черты цикла

Параллелизм производства и денежного спроса

Существуют две черты, которые можно наблюдать, вероятно, без исключения в каждом цикле, хотя они не вошли в наше определение цикла. Они представляют очень большой интерес для исследователя, и их следует иметь в виду с самого начала.

  • Первая черта состоит в том, что циклические подъемы и спады производства и занятости сопровождаются параллельным движением денежной стоимости производства и сделок;
  • Вторая черта заключается в том, что циклические колебания проявляются с большей силой в производстве товаров производственного назначения, чем в производстве потребительских товаров.

Первый из этих фактов является настолько несомненным, что он едва ли требует специального статистического подтверждения. Нужно только вспомнить, что производство растет во время подъема и снижается во время спада, в то время как цены в общем (включая цены на факторы производства, в особенности денежную заработную плату и цены на недвижимость и титулы собственности) повышаются или остаются неизменными во время подъема и понижаются во время спада. Отсюда следует, что денежная стоимость производства и сделок повышается и понижается. Другими словами, масса денег в обращении расширяется и сокращается вместе с повышательным и понижательным движением экономического цикла. Количество денег, помноженное на скорость их обращения, MV, иными словами, денежный поток, противостоящий товарной массе, или совокупный спрос на товары, выраженный в деньгах в единицу времени, растет в период процветания и сокращается в период депрессии. Это положение, конечно, правильно в отношении денежной стоимости производства и в отношении денежной стоимости товарных сделок, или (если использовать выражение Кейнса) промышленного обращения. Однако, быть может, это не всегда верно, если учитывать при этом также сделки, совершающиеся на фондовой бирже (т. е., по терминологии Кейнса, «финансовое обращение»); во всяком случае, могут иметь место случайные отклонения.

Следует отметить, что эти положения не вытекают из определения процветания и депрессии и отнюдь не ясны сами по себе. Логически совершенно не обязательно, чтобы колебания реального объема производства всегда сопровождались соответствующими изменениями его денежной стоимости. Колебания реального дохода не обязательно должны проявляться в колебаниях денежного дохода. Казалось бы, цены могут падать во время подъема и повышаться во время спада . Тем не менее верно как раз обратное, а именно, что более высокий национальный доход, выраженный в товарах, всегда оказывается более высоким денежным доходом, и это представляет собой чрезвычайно важный дополнительный факт, который требует объяснения, а объяснить его — это почти то же самое, что найти ключ к пониманию экономического цикла.

Из того обстоятельства, что денежное обращение (MV) расширяется и сокращается вместе с общим движением цикла, было бы поспешным делать вывод о том, что деньги или, вернее, денежные силы в смысле денежной политики (т. е. действий со стороны кредитно-денежных органов) являются побудительной причиной циклического расширения и сокращения производства и занятости. К этому вопросу мы вернемся позднее. На этой стадии мы не можем ответить на вопрос определенно; мы ограничимся лишь указанием на то, что деньги, по-видимому, играют менее важную роль. Вполне вероятно, что в некоторых, или, вернее, почти во всех, условиях они сами приспосабливаются к изменениям производства, не оказывая на него активного влияния.
 

Особенно сильные колебания в выпуске товаров производственного назначения

Мы переходим к рассмотрению следующей постоянной черты цикла, которая не столь ясна сама по себе, а именно к тому обстоятельству, что выпуск товаров производственного назначения колеблется значительно сильнее, чем производство потребительских товаров. Как видно из графиков на с. 228-229, это верно как с точки зрения относительных, так и в ряде случаев с точки зрения абсолютных показателей.

Если мы измеряем амплитуду колебаний цикла изменениями общего объема производства либо изменениями общего количества безработных или занятых рабочих, то мы часто обнаруживаем, что изменения в объеме выпуска товаров производственного назначения (товаров более высокого порядка) и изменения в количестве безработных в этих отраслях оказывают большее влияние на общее изменение, чем изменения в объеме производства потребительских товаров и в количестве рабочих, занятых в их производстве. В ходе исторического развития с накоплением капитала отрасли, выпускающие товары производственного назначения, выросли по сравнению с отраслями, производящими потребительские товары, так что в настоящее время во многих странах они приближаются по своему значению к последним или превышают их, если в качестве показателя взять, например, число рабочих, занятых в обоих подразделениях. Однако может случиться и так, что в странах или в полузамкнутых хозяйствах, где отрасли, изготовляющие товары производственного назначения, относительно неразвиты, абсолютная величина этих колебаний производства больше в отраслях, производящих потребительские товары. Но почти во всех случаях амплитуда колебаний, измеряемая по отношению к «нормальному» производству (т. е. относительные колебания), больше в отраслях, выпускающих товары производственного назначения.

Кроме того, в этих отраслях не только больше амплитуда колебаний, но и сами эти колебания являются значительно более регулярными и в гораздо большей степени соответствуют общему движению экономического цикла, чем колебания в отраслях, производящих предметы потребления.

Когда мы говорим о предметах потребления, мы имеем в виду потребительские товары недлительного пользования (такие, как продукты питания) и товары полудлительного пользования (такие, как одежда, обувь, мебель). Потребительские товары длительного пользования (такие, как жилые дома) подвержены значительным колебаниям и скорее принадлежат к категории капитальных товаров по той причине, которая уже рассматривалась и которой мы будем касаться вновь.
 

Глава X. Процесс расширения и сокращения деловой активности

Читать продолжение…
 
Источник