§ 6. Сбережения и процесс расширения деловой активности

Значение сбережений

В ходе предыдущего исследования не раз делались ссылки на действия получателей доходов в отношении расходования и сбережения. На с. 233 отмечалось, что существенным звеном в процессе расширения деловой активности является то, что часть увеличившихся вследствие роста капиталовложений заработков рабочих будет истрачена немедленно. Дальше (на с. 241-242) мы говорили о сбережениях как об одном из двух источников предложения фондов для инвестирования; вторым источником была названа инфляция в более широком значении этого слова. Следовательно,

  • во-первых, важно исследовать, какое влияние на процесс расширения деловой активности оказывают изменения в доле дохода, сберегаемой обществом в целом,
  • во-вторых, каковы те факторы, которые определяют на рассматриваемой нами стадии экономического цикла, будет ли доля сбережений больше или меньше и будет ли она расти или снижаться.

 

Доход не сразу поступает в распоряжение получателей

Под долей сберегаемого дохода подразумевается средняя доля дохода, не истраченная на предметы потребления на протяжении периода, отделяющего одно получение дохода от другого, в течение которого доход находится в распоряжении получателя. Разницу между тем периодом, во время которого доход заработан, и тем, в течение которого он может быть истрачен или сбережен, следует иметь в виду. Если даже никакого сбережения не произошло, то это не означает, что доходы истрачены сразу же, как только они заработаны. Следует учесть то уже упоминавшееся ранее обстоятельство, что доходы выплачиваются периодически, а расходуются в течение каждого последующего периода. Таким образом, уже не говоря о сбережениях в том смысле, в каком здесь употребляется этот термин, доход, заработанный в данный момент времени, будет истрачен примерно через неделю, если он принимает форму заработной платы, через месяц, если это жалованье служащего, и в период от нескольких недель и вплоть до года, если это дивиденды.
 

Расширение деловой активности в условиях, когда сбережения равны нулю

Предположим теперь, что первоначальный стимул («стартер») к восстановлению возник вследствие какого-то акта кредитной экспансии банков либо детезаврации денег со стороны лиц, владеющих ими, или государства, в результате чего были оплачены товары и услуги и созданы новые денежные доходы. В какой форме следует ожидать продолжения процесса расширения деловой активности при отсутствии дальнейших сбережений? Спустя некоторое время, необходимое для распределения доходов (distributed time-lag), продолжительность которого определяется (как это объяснялось выше) обычаями в отношении сроков платежей и расходования, весь дополнительный доход будет истрачен на потребительские товары.

Это увеличение спроса на потребительские товары не порождает немедленного и равного ему увеличения производства. Нужно время, чтобы торговцы смогли дать новые заказы на товары, а производители смогли произвести эти товары. Тем временем торговые запасы сокращаются, а избыточные денежные доходы хранятся в легко доступной форме. Они могут быть добавлены либо к банковским счетам торговцев, либо использованы для выплаты части их задолженности банкам или их собственным поставщикам. Здесь предполагается, что любое влияние, которое это может оказать на увеличение предложения фондов для инвестирования и тем самым на капиталовложения, является незначительным. В конечном счете, если мы предполагаем, что торговцы и промышленники в той сфере производства, где создаются предметы потребления, желают по меньшей мере поддерживать размер своих запасов и оборотного капитала, то возросшие расходы на потребительские товары вызовут равное им увеличение доходов, которые через какой-то промежуток времени будут вновь израсходованы, и т. д. без конца. Таким образом, в предполагаемых нами условиях нулевых сбережений однажды созданный избыток дохода никогда не исчезнет.
 

Скорость обращения денег как дохода

Хотя размер этих лагов (разрывов во времени) между периодом, когда доход образуется, и его получением и, далее, между его получением и расходованием имеет чрезвычайно важное значение для определения количества денег, которое общество должно иметь для реализации своего денежного дохода, тем не менее вывести среднюю продолжительность разрыва во времени между первичными и вторичными увеличениями дохода непосредственно из величины средней скорости обращения всех денег как дохода или из скорости «кругооборота» денег или vice versa (наоборот, обратно – лат.) невозможно. В какой-то мере это связано с тем, что определенная доля денежной наличности общества служит прежде всего резервным запасом стоимости, не связанным непосредственно с обычными доходами и расходами фирм и отдельных лиц. Только часть этой наличности увеличивается и сокращается в соответствии с повышением и понижением доходов по отношению к расходам, определяемым упомянутыми выше лагами. Но если даже не принимать во внимание тезаврированные деньги, то следует проводить различие между тем, что можно назвать средними и предельными сроками, отделяющими момент получения денег от момента их расходования.

Наша предпосылка о том, что ни одна часть доходов не идет на сбережения исключает возможность расхождения между указанными средними и предельными разрывами во времени, если речь идет о получателе дохода. Но вполне вероятно, что если получателем дохода является фирма, то прежде, чем избыточный доход будет истрачен, потребуется более длительный или более короткий отрезок времени, чем средний лаг между всеми поступлениями и всеми расходованиями денег. В книге Дж. М. Кларка «Экономика планирования общественных работ» есть очень интересное место, где он устанавливает, что предельный период, в течение которого покупательная способность переходит от одного конечного получателя дохода к другому (продолжительность так называемого «cycle of secondary effects* — «цикла вторичных результатов»), в Соединенных Штатах Америки гораздо короче, чем средний период, выраженный «скоростью обращения денег как дохода».

Спустя какое-то время «тормозящее» влияние некоторых из этих разрывов во времени будет иметь тенденцию к исчезновению. Во всяком случае, капиталисты, вероятно, начнут осуществлять платежи из расчета своих возросших доходов. Торговцы и производители потребительских товаров, рассчитывая на рост спроса, будут создавать новые доходы еще до того, как увеличится спрос. Даже независимо от дальнейших вложений сверх тех, которые связаны с увеличением оборотного капитала, обусловленным ростом выпуска продукции, повышение доходов вскоре приобретает огромную скорость. Кроме того, вложения в основной капитал не останутся на прежнем уровне; наоборот, они будут увеличиваться, как это было рассмотрено выше, в гораздо большей степени, чем производство потребительских товаров. Движение будет непрерывно набирать скорость до тех пор, пока не остановится вследствие недостатка факторов производства и/или фондов для инвестирования, поступающих из инфляционных источников.
 

Непосредственный эффект сбережений

Что нового вносят в этот процесс сбережения? Акт сбережения всегда двусторонний. Он означает сокращение спроса на потребительские товары, выраженного в денежной форме, и увеличение предложения фондов для инвестирования. При рассмотрении сбережения только с точки зрения сокращения расходов, например когда мы предполагаем, что сберегаемые деньги просто уничтожаются или тезаврируются, — очевидно, что, даже если не наблюдается нехватки денег, ограничений кредита и повышения ставки процента, стремление со стороны части населения сберегать определенную долю доходов будет вызывать тенденцию к ослаблению и в конечном счете к прекращению роста денежного дохода. При каждом обороте денежного потока, во время которого доход расходуется, последний будет претерпевать сокращение. Очевидно, для того чтобы нейтрализовать дефляционное влияние сбережений, необходимо осуществлять непрерывные добавления к потоку доходов с помощью капиталовложений.

Далее возникает вопрос, может ли сам по себе акт сбережений вызвать акт инвестирования. Ответ на этот вопрос обычно представляет собой ту или иную крайность. Некоторые экономисты — среди них не последнее место занимает Кейнс — отвечают, что сбережения не оказывают непосредственного влияния на вложения и что их конечный эффект, поскольку они вызывают дефляцию, сводится к уменьшению стремления к инвестированию. Другие же предполагают, что при нормальных условиях сбережения будут порождать равновеликий объем инвестиций.

Истина, по-видимому, находится где-то между этими крайностями. Предложение фондов для инвестирования вследствие детезаврации, расширения кредита и т.д., даже если оно не полностью эластично, вероятно, всегда до некоторой степени чувствительно к цене займов (т. е. к ставке процента).
 

Сбережения и тезаврация

Все это верно, во всяком случае, для той стадии торгово-промышленного цикла, которую мы сейчас рассматриваем, хотя и может перестать быть верным на более поздней стадии бума. Чем ниже ставка процента, тем больше денег отвлекается от предпринимателей и тезаврируется в той или иной форме. Все, что понижает или даже препятствует росту ставки процента, будет либо увеличивать то количество денег, которое отвлекается от предпринимателей и тезаврируется, либо сокращать то количество денег, которое в противном случае было бы детезаврировано и предложено предпринимателям. Возможно, что результатом сбережений будет сокращение или предотвращение роста ставки процента. Если этого не происходит, то здесь может быть только два возможных объяснения. Либо сбережения были с самого начала полностью тезаврированы, либо спрос предпринимателей на фонды для инвестирования вполне эластичен в пределах всего объема сбережений, предлагаемых для капиталовложений.

Что касается первой альтернативы, то даже если тезаврирована только часть сбережений, очевидно, что они не смогут вызвать увеличение спроса на товары производственного назначения, равное сокращению спроса на потребительские товары, являющемуся результатом сбережений. Для того чтобы произошло компенсирующее увеличение капиталовложений, должны быть инвестированы все сбережения. Но если бы даже сберегатели первоначально пытались инвестировать все свои сбережения, это не привело бы к соответствующему увеличению объема инвестиций до тех пор, пока спрос на фонды для инвестирования не принял бы такого размера, что предприниматели смогли бы использовать предложение фондов, выросшее в результате включения всех сбережений при той же ставке процента, при которой они смогли бы использовать то же самое предложение за вычетом сбережений. Если они не в состоянии сделать этого, то сбережения станут частично бесплодными вследствие тезаврации либо вследствие уменьшения процесса детезаврации, вызванного тем, что ставка процента понижается или не в состоянии повышаться, так что чистый эффект будет иметь дефляционный характер.

Мы можем предположить, что в случае увеличения сбережений, на которое предприниматели не рассчитывают и по поводу которого они не строят никаких планов, спрос на инвестиционные фонды обнаружит очень небольшую эластичность, а вложения вообще вряд ли будут увеличиваться. С другой стороны, там, где инвестиционные проекты, которые (сознательно или бессознательно) основываются на подобном увеличении сбережений, были задуманы заранее, падение ставки процента будет гораздо слабее, а относительная дефляция менее резкой. Но всегда и при всех обстоятельствах – за исключением случаев, когда банки и капиталисты в своих решениях относительно тезаврации и детезаврации не принимают в расчет ставку процента, — сбережения должны иметь тенденцию к сокращению общего спроса на товары, выраженного в денежной форме.

Следует заметить, что при сравнении речь идет не о том положении вещей, которое было до и после сбережений; мы сравниваем существующее положение, когда в наличии имеются сбережения, с тем, каким оно было бы, если бы сбережения отсутствовали. Вполне возможно, что чрезмерные сбережения полностью компенсируются увеличением инвестиций, но если эти вложения не будут иметь места при отсутствии таких сбережений, по-прежнему будет правильным говорить, что сбережения имеют относительно дефляционный эффект.
 

Последствия продолжительных сбережений

Мы обнаружили, что увеличение сбережений в момент своего возникновения обычно оказывает дефляционное влияние. Величина детезаврации уменьшается, а текущие доходы общества увеличиваются медленнее, чем это могло бы быть при других обстоятельствах. Если мы проследим результаты этих сбережений в последующие периоды времени, то увидим, что происходит как бы нарастание дефляционного воздействия. Относительное снижение спроса в данный момент ведет к относительному уменьшению капиталовложений некоторое время спустя, что в свою очередь ведет к дальнейшему сокращению спроса и т. д.

Если увеличение сбережений повторяется в течение ряда последующих периодов, то это может не только замедлить процесс расширения деловой активности, но даже помешать ему подняться до того уровня, которого он достиг бы в ином случае, и в конце концов повернуть его в сторону снижения. Это можно легко продемонстрировать с помощью некоторых абстрактных допущений: чем выше доля сберегаемого дохода, тем меньше должен возрастать уровень дохода, для того чтобы достичь данной нормы сбережений. С другой стороны, согласно принципу акселерации, величина капиталовложений будет больше или меньше в зависимости от того, быстрее или медленнее растет доход; а поскольку с увеличением доли сберегаемого дохода замедляется прирост самого дохода, то отсюда следует, что при любом данном уровне дохода с ростом доли сберегаемого дохода будет уменьшаться и норма инвестиций. Расширение деловой активности прекратится тогда, когда размер сбережений сравняется с размером инвестиций, причем чем выше доля сберегаемого дохода, тем ниже будет тот уровень дохода, при котором прекращается расширение деловой активности.

Общий вывод из предыдущего доказательства состоит в том, что сбережения, усиливающиеся в процессе расширения деловой активности, имеют тенденцию замедлить его. Ceteris paribus (при прочих равных условиях — лат.), чем больше сберегает население, тем медленнее процесс расширения, и чем меньше оно сберегает, тем этот процесс быстрее.
 

Уточнения

Однако, чтобы избежать серьезных недоразумений, следует иметь в виду, что наш анализ применим только к особым экономическим условиям, которые, как мы предполагаем, преобладают в течение типичной фазы подъема. Мы исходим из того, что осуществляется кредитная экспансия и что предложение фондов для инвестирования из инфляционных источников в известной степени эластично. Если это так, то повышение нормы сбережений ведет к замедлению притока новых денег (инфляции), а сокращение нормы сбережений — к усилению притока новых денег. Если предложение денег совершенно неэластично, то положение меняется, потому что в этом случае мы не можем предполагать, что недостаток предложения фондов для инвестирования, вызванный уменьшением нормы сбережений, будет автоматически восполняться, полностью или частично, инфляцией. Однако это не типично для фазы подъема, которая, наоборот, характеризуется эластичностью предложения денег из инфляционных источников. Но поскольку (как будет показано ниже) эта эластичность предложения денег, по-видимому, уменьшается в ходе бума, то дефляционный эффект сбережений, вероятно, становится все менее и менее заметным.
 

Институциональные усложнения

Кроме того, исключения из нашего правила возможны и в особых институциональных условиях. Возьмем, к примеру, следующие обстоятельства. До сих пор мы предполагали однородный рынок капитала с однородным объектом сделок, а именно рынок фондов для инвестирования. Однако в действительности на этом рынке существуют подразделения, а различные виды фондов для инвестирования, которые покупаются и продаются в этих подразделениях, не могут полностью заменить друг друга. Мы имеем в виду здесь прежде всего различие между долгосрочным и краткосрочным кредитом, т. е. между рынком капитала и денежным рынком. Вполне возможно, что инфляционные источники предложения (например, банковский кредит) обслуживают главным образом денежный рынок, в то время как рынок капитала питается в основном сбережениями.

Правда, в реальном мире это разделение не является полным. Источники, с помощью которых удовлетворяется спрос на долгосрочный кредит, включают и инфляционные источники. Банки, например, кредитуют не только текущие коммерческие операции, но и инвестируют в ценные бумаги; запасы тезаврированных денег отдельных лиц и корпораций направляются в долгосрочные вложения и играют большую роль во время первой фазы подъема. С другой стороны, краткосрочный и долгосрочный кредиты в известной степени заменяют друг друга в сфере спроса. Инвестиции в основной капитал могут финансироваться с помощью краткосрочного кредита, который непрерывно возобновляется. Однако заменимость, конечно, не является полной ни в сфере спроса, ни в сфере предложения. Если это в основном именно так, т. е. если денежный рынок и рынок капитала отделены в том смысле, в каком это указано выше, и краткосрочный и долгосрочный кредиты не могут для предпринимателя заменять друг друга, то процесс расширения деловой активности может встретить серьезные препятствия, и даже низкая норма сбережений или падение нормы сбережений не в состоянии усилить его.

На рынке капитала может наступить напряженное состояние; ставка процента в этом случае повысится и объем инвестиций, поскольку он требует долгосрочного финансирования, понизится. В той степени, в какой различные виды вложений дополняют друг друга, так что на долгосрочные и краткосрочные фонды предъявляется объединенный спрос, приток новых денег из инфляционных каналов на денежный рынок будет сдерживаться. Для того чтобы правильно оценить эту возможность, нужно вспомнить, что деньги, притекающие из инфляционных источников, после того как они стали доходами и превратились в сбережения, следует рассматривать как сбережения.

Многие авторы, как, например, Хоутри, предполагали, что прибыли, которые возникли вследствие инфляционного роста спроса, представляют собой самый важный источник предложения фондов для инвестирования во время циклической фазы подъема. Но даже если подобные исключения считаются несущественными и наше правило, согласно которому сбережения во время процесса расширения деловой активности замедляют последний, остается в основном неизменным, то отсюда отнюдь не следует, что в целях достижения максимального долговременного полезного эффекта желательно иметь в ходе повышательного движения цикла небольшую норму сбережений. Мы пока еще не можем прийти к определенному выводу по этому вопросу, однако можно, несомненно, привести ряд веских соображений в пользу того положения, что чем медленнее происходит расширение деловой активности, тем оно длительнее и тем меньше серьезных нарушений оно вызывает по сравнению с быстро развивающимся процессом расширения.
 

Сбережения в течение ранней стадии расширения

Теперь мы перейдем к следующей проблеме, поставленной в начале этого раздела. Какая часть доходов, имеющихся в распоряжении получателей, будет, судя по всему, сберегаться по мере развития процесса расширения деловой активности? Есть ли какие-либо основания полагать, что доля дохода, сберегаемого обществом, изменяется в различные моменты цикла? К несчастью, из-за отсутствия статистических данных у нас нет возможности определить, что происходит с сбережениями на различных фазах цикла. Мы вынуждены полагаться на самые общие соображения, которые не могут дать точного ответа на поставленные вопросы.

В отношении лиц, получающих заработную плату, имеются различные соображения, которые не всегда приводят к одинаковым выводам. Реальные доходы тех, кто имел работу во время спада, вероятно, уменьшаются в течение, по крайней мере, первой стадии подъема. Доля дохода, сберегаемого этими лицами, по-видимому, будет испытывать тенденцию к снижению, в особенности потому, что опасность безработицы сокращается. С другой стороны, по мере того как безработным, потерявшим работу в течение спада, вновь предоставляется работа, они получают возможность сберегать и в ряде случаев могут иметь сильные побуждения к сбережениям, чтобы расплатиться с торговцами, которым они задолжали. Поскольку реальный доход рабочего класса в целом во время подъема, вероятно, растет — в особенности во время послевоенных циклов, — то возможно, что преобладает тенденция к увеличению сбережений, но вряд ли увеличение сбережений из этого источника имеет большое значение.

Изменения доли сберегаемого дохода имущих классов, по-видимому, имеют гораздо большее значение, потому что их доходы испытывают большие колебания. Они снимают сливки с бума, и они же наносят главный удар депрессии. Если учесть, что их уровень жизни гораздо менее изменчив, чем их доходы, то вполне вероятно, что во время спада они даже проедают часть своего капитала, а во время подъема и бума делают значительные сбережения. Возможно, что этот процесс усиливается тем, что они, по крайней мере в некоторой степени, сознательно учитывают циклические колебания. В хорошие времена они сберегают не только для того, чтобы иметь средства в старости, обеспечить обучение детей и передачу им наследства, на случай какого-либо бедствия и т. д., но в некоторой мере и для того, чтобы иметь средства в условиях возможного спада. Корпорации проводят политику «стабилизации дивидендов», накапливая в хорошие времена резервы из чистых доходов, с тем чтобы использовать их, когда настанут плохие.

Правда, положение части класса собственников, владеющей облигациями, несколько аналогично положению тех лиц, получающих заработную плату, которые обнаруживают, что их реальные доходы уменьшаются во время подъема. Однако это, по-видимому, не так уж важно для более ранней стадии расширения деловой активности, и если мы возьмем капиталистов — предпринимателей, владельцев обычных акций и владельцев промышленных облигаций в целом, то несомненно, что их реальные доходы сильно увеличиваются во время расширения деловой активности. Там, где существует большой государственный долг, положение несколько иное.

Можно предположить, что в этом случае переход реального дохода от налогоплательщиков (богатых и бедных) к рантье (в основном богатым) заметно сокращается во время подъема, и это препятствует перераспределению дохода в пользу богатых, которое иначе происходило бы в это время, и до некоторой степени ограничивает сбережения.

Если же принять в расчет государственные финансы в широком смысле (включая институты социального страхования), то это вносит новый элемент, который определенно перевешивает чашу весов в пользу увеличения сбережений. Во время спада — главным образом вследствие увеличения удельного веса социальных услуг, помощи безработным и роста государственного долга — обычно возникает бюджетный дефицит, который мы можем рассматривать как отрицательные сбережения. Во время подъема этот дефицит исчезает, и за ним может даже последовать бюджетный излишек.
 

Сбережения во время более поздней стадии расширения

Соображения, приведенные выше, применимы к начальной стадии расширения деловой активности и к стадии ее расцвета, но они могут частично потерять свою силу, когда бум достигает вершины своего развития. Есть основания полагать, что на более поздних стадиях расширения люди вновь начинают расходовать большую часть доходов, находящихся в их распоряжении.

За период депрессии у рабочих, фермеров и бизнесменов, вероятно, образуется какой-то долг, представляющий такой психологический гнет и такую угрозу для их положения, которые несоизмеримы с существующим грузом денежного процента. Любые дополнительные доходы, получаемые во время расширения деловой активности, в значительной мере будут использоваться для выплаты этих долгов. После их выплаты вряд ли та же самая норма сбережений будет сохраняться только для того, чтобы увеличивать существующий капитал. Появится тенденция к расходованию большей части получаемых доходов; отрасли, создающие потребительские товары, получат новый стимул, действие которого распространится, если все еще существует достаточное количество неиспользованных средств и материальных ресурсов, на отрасли, производящие инвестиционные товары. Новый толчок, который, таким образом, получит процесс расширения деловой активности, вызовет дальнейшее сокращение доли сберегаемого дохода, так как в деловом мире отдают себе отчет в том, что рост прибылей и дивидендов рождает настроения уверенности, а это в свою очередь весьма благоприятствует увеличению расходов.

Может иметь место и другое влияние, результат которого зависит от социальной и экономической структуры той или иной страны. Растущие прибыли бизнесменов и ожидание дальнейшего роста прибылей поведут к восстановлению стоимости обычных акций на фондовой бирже. С течением времени под влиянием этого бума все большее число людей втягивается в сферу спекуляции. У них может появиться либо склонность к использованию в качестве дополнительного дохода выгод от повышения курсов на фондовой бирже, либо чувство уверенности в будущем — поскольку стоимость их акций достаточно высока, — и они могут позволить себе уменьшить сбережения из находящихся в их распоряжении доходов.
 

Сбережения во время высшей стадии бума

Когда бум достигает той стадии, на которой появляется недостаток материалов и рабочей силы и происходит скорее рост цен, чем рост производства, то вполне вероятно, что тенденция к увеличению расходов усиливается. Заработная плата на последней стадии бума больше не обнаруживает прежней «косности», рабочие организации становятся все более и более активными и заработная плата растет так же быстро, как и прибыли. Далее, вполне вероятно, что фермерам и другим производителям сырья удается получить большую долю общего дохода, чем раньше, а так как в среднем они гораздо беднее, чем промышленное население, то, по всей видимости, они будут расходовать большую долю своих доходов.

В результате в конце бума может возникнуть такое положение, которое рассматривали сторонники монетарной теории перенакопления. Доля расходов по отношению к доходам имеет тенденцию увеличиваться. Отрасли, производящие предметы потребления, будут отвлекать труд от отраслей, производящих инвестиционные товары, и тем самым создавать для них трудности. Предположим теперь, что прежде, чем недостаток материальных факторов производства приобретет большое значение, ликвидность денежной системы снизится в такой степени, что банки не пожелают расширять кредит или владельцы денежных средств не будут склонны детезаврировать в существенных размерах, даже несмотря на очень высокую ставку процента. В подобных обстоятельствах увеличение сбережений окажет только слегка дефляционное влияние, а уменьшение сбережений — слегка инфляционное. Если, как мы уже утверждали, доля расходов по отношению к доходам имеет тенденцию к увеличению на последних стадиях бума, то стимулирующее влияние этого обстоятельства будет сокращено до минимума вследствие неэластичности предложения кредита. Деньги, увеличивающие спрос на потребительские товары, в значительной части будут получены за счет сокращения спроса на товары производственного назначения, а перераспределение, вызванное этим, может только ускорить дефляцию.

Читать продолжение…
 
Источник