§ 4. Различная степень валютной автономии отдельных стран и ее влияние на циклическое движение

Степени независимости

До сих пор мы предполагали существование во всем мире единых основных денег, в которых выражены все цены и долги и которые вместе с банкнотами и депозитами, представляющими, по существу, обязательства произвести уплату в основных деньгах, являются единственным средством международных расчетов. Теперь мы попытаемся выявить полностью значение этого допущения для хода развития цикла, сопоставив эту мировую систему с несколькими менее унифицированными системами.

Повторяя частично то, что уже было изложено или о чем было упомянуто в предыдущих разделах, мы должны будем рассмотреть целый ряд обстоятельств, при которых денежные системы различных стран становятся все более независимыми друг от друга. В заключение мы рассмотрим положение, представляющее крайнюю противоположность полной мировой унификации, а именно полную независимость денежных систем различных стран, т. е. совершенно свободные валюты.
 

Унифицированная денежная система в условиях мобильности капитала

Когда мы развивали наши доводы, исходя из допущения о наличии замкнутой беспредельной системы, мы предполагали существование каких-нибудь основных денег, как, например, золота, и обращение бумажных денег, выпускаемых на базе этого золота центральным банком. Деньги центрального банка (в том числе и депозиты в центральном банке) образуют в свою очередь основу кредитной структуры, созданной коммерческими банками. Мы, очевидно, должны сделать некоторые допущения относительно количества денег, выпускаемых центральным банком, т. е. мы должны охарактеризовать политику эмиссионного банка в вопросе о соотношении между количеством бумажных денег в обращении и золотым запасом, которое банк старается установить в каждый данный момент.

Когда мы сначала ввели в анализ фактор пространства, предположив известное географическое распределение ресурсов и наличие транспортных расходов на товары и услуги, мы придерживались нашего первоначального постулата. Мы предположили, что повсюду имеют хождение одни и те же деньги и что центральный банк, коммерческие банки или другие источники кредита предлагают фонды для инвестирования повсюду на одинаковых условиях. Мы установили, что в этом случае, несмотря на то, что условия предложения фондов для инвестирования повсюду одинаковы, поскольку эти фонды составляют единый пул, равно доступный для всех заемщиков из всех частей этой денежной системы, местные бумы и депрессии все же не исключены, так как вследствие известной локализации реальных ресурсов спрос на фонды для инвестирования может концентрироваться в отдельных пунктах. Мы можем представить себе, что деньги центрального банка выпускаются одним учреждением, имеющим отделения в различных местах, причем эти отделения проводят одну и ту же политику. Они выпускают банкноты, учитывая векселя по одной и той же ставке (и на одинаковых условиях) или покупая и продавая ценные бумаги по одинаковым ценам. Резерв наличных денег (золота), если таковой имеется, составляет объединенный фонд, а не хранится отдельно каждым отделением.
 

Децентрализованное банковское дело в условиях мобильности капитала

До тех пор пока мы строго придерживаемся допущения, что совершенная мобильность фондов для инвестирования означает полное уравнивание ставки процента, мы не выдвинем какой-либо существенно новой проблемы, если предположим, что эмиссия денег в каждом отдельном районе осуществляется независимыми учреждениями. Каждый район имеет свой центральный банк; но деньги, выпускаемые этими банками, выражены в одних и тех же единицах и имеют хождение повсеместно. Все эти банки вынуждены проводить одинаковую политику. Если один из них устанавливает более низкую учетную ставку, чем другие, он будет перегружен из-за возросшего спроса, который будет отвлечен от всех других банков. Либо ему придется снова повысить учетную ставку, либо же прочие банки будут вынуждены последовать его примеру и снизить свои ставки, чтобы удержать клиентов. Условия предложения фондов для инвестирования останутся повсюду все еще одинаковыми, и ни одна страна не сможет в отдельности осуществить в местных масштабах расширение или сокращение деловой активности путем манипуляций с предложением средств.

Различия в степени процветания отдельных стран могут возникнуть только в результате изменений в сфере спроса. Разумеется, в каждой отдельной стране может быть вызвано искусственное увеличение спроса посредством государственного вмешательства, например если государство занимает деньги для общественных работ. Будет ли вызванный этим бум локализован и в какой степени, зависит в подобном случае:

  • от локализации ресурсов,
  • от величины транспортных издержек,
  • от движения покупательной способности, т. е. от того, как последовательный ряд получателей распорядится этими дополнительными деньгами; какая часть их будет израсходована на покупку товаров отечественного производства и какая часть — на импортные товары.

Остается выяснить, как определяются условия предоставления ссуд, которые должны быть одинаковыми для всех эмиссионных банков. Тут можно представить себе несколько систем. Система, которая имеет на практике наиболее важное значение, состоит в том, чтобы сделать определяющим фактором какое-либо отношение — которое не обязательно должно быть постоянным — между количеством денег в обращении и золотым резервом. Если процент золотого резерва какого-либо из этих банков снижается до уровня, который считается низшим пределом, то банк ограничит кредит. Но, поскольку мы все еще предполагаем наличие совершенной мобильности капитала, это приведет к тому, что заемщики обратятся к другим банкам и произойдет только перераспределение заемщиков между различными банками. Ни один банк не может назначать свою особую ставку, поскольку мы имеем ex hypothesi (гипотетически, предположительно – лат.) совершенный рынок ссудных фондов.
 

Политика центрального банка при локализованном кредите

Этот анализ может показаться несколько странным и необычным. Наш опыт в области золотого стандарта, несомненно, совершенно иной. Это объясняется тем, что мы в действительности не привыкли предполагать существование совершенной мобильности ссудных фондов, хотя и не всегда отдаем себе отчет в этом факте. В самом деле, допущение совершенной мобильности ссудных фондов не соответствует действительности. Если на этой стадии нашей аргументации отказаться совсем или частично от такого допущения, мы намного приблизимся к известным нам по опыту фактическим условиям золотого стандарта.

Продолжим нашу аргументацию, исходя из существования золотого стандарта, на базе которого деньги повсюду обмениваются на золото, и сохраняется известное минимальное соотношение между массой денег в обращении и золотым резервом. Но теперь мы предположим существование более или менее полной локализации кредита, в особенности кредита центрального банка. Это дает кредитно-денежным органам несколько более широкие возможности проводить политику увеличения или уменьшения массы денег в обращении посредством изменения условий предложения фондов для инвестирования независимо от того, что происходит в других странах. Центральному банку какой-либо отдельной страны не приходится в таком случае опасаться, что он будет немедленно наводнен потоком спроса на кредит, если он установит ставку процента ниже уровня, существующего в других странах. Излишне упоминать, что существуют и другие факторы, лимитирующие возможности проведения независимой политики и обусловленные тем обстоятельством, что мы все еще предполагаем наличие всеобщего денежного стандарта, а именно золота.

Эти лимитирующие факторы зависят:

  • а) от степени локализации кредита,
  • б) от того, насколько тесные торговые связи поддерживает данная страна с другими странами;

Связи эти определяются:

  • локализацией ресурсов,
  • транспортными издержками,
  • направлением, которое придает денежному потоку последовательный ряд получателей.

До известного предела эти границы могут быть расширены путем повышения пошлин и других мер, препятствующих импорту товаров.

В этих пределах центральный банк какой-либо страны может пытаться нейтрализовать исходящие из других стран влияния в сторону расширения деловой активности или депрессии. Если, например, платежный баланс становится неблагоприятным и из центрального банка изымается золото для вывоза его за границу, то центральный банк может сохранить или даже увеличить свои активы путем приобретения ценностей в какой-либо другой форме, например в форме государственных облигаций. Продолжительность времени, в течение которого страна, придерживающаяся системы золотого стандарта, может проводить политику нейтрализации прилива и отлива золота, ограничена, однако:

  • при отливе золота размерами золотого запаса, находящегося у центрального банка,
  • при приливе золота – размерами находящихся у него в портфеле реализуемых активов в другой форме.

Даже в этих пределах кредитно-денежные органы могут оказаться не в состоянии «изолировать» страну от колебаний в движении денежного потока, вызванных международными причинами. Почти никто не подверг бы сомнению их способность приостановить тенденцию к увеличению денежного обращения при помощи политики ограничения кредита; но неблагоприятное изменение торгового баланса может оказать слишком сильное дефляционное влияние, которое нельзя будет нейтрализовать посредством какой-либо чисто банковской политики. Одно лишь сохранение постоянного количества выпущенных в обращение денег центрального банка (бумажные деньги и депозиты), что освободит коммерческие банки от необходимости проводить активную политику сокращения кредита, окажется, вероятно, недостаточным, чтобы создать противовес дефляционному влиянию пассивного платежного баланса.

Подобное мероприятие может полностью нейтрализовать дефляционное влияние только в том случае, если пассивный баланс «вызван» экспортом капитала в форме покупки иностранной валюты и продажей государственных и других ценных бумаг данной страны. Если пассивный баланс вызван сдвигом в спросе от товаров отечественного производства к заграничным товарам, то мы можем предположить, что повышение цен на государственные ценные бумаги и готовность банковской системы по-прежнему предоставлять краткосрочные ссуды не смогут устранить — во всяком случае немедленно — дефляционные последствия, к которым приведет ухудшение видов на будущее деловых людей.

Главное преимущество рассмотренной нами системы заключается в ее способности предотвращать «вторичную» безработицу, которая в противном случае обычно следует за временным спадом спроса из-за границы, и в значительной степени противодействовать вывозу капитала и уменьшению его ввоза.

Главный недостаток этой системы состоит в том, что она имеет тенденцию вызывать сомнения в отношении возможности сохранения золотого паритета и способствовать движению капитала в крупных масштабах, что в свою очередь чрезвычайно затрудняет задачу сохранения золотого паритета.
 

Различные национальные денежные единицы

Упоминая о возможности изменения в соотношении курсов различных валют, мы вводим, однако, в наш анализ новый фактор, имеющий весьма важное значение. Этот фактор мы должны теперь исследовать более подробно. До сих пор мы предполагали существование во всех странах одних и тех же денег. Теперь мы предположим, что в каждой стране имеют хождение свои деньги: доллары, фунты стерлингов, франки и т.д., которые внутри данной страны принимаются повсюду при покупке товаров и услуг, в уплату налогов и т. д., но вне ее границ обычно не принимаются при платежах. Допуская наличие различных денежных единиц, мы не вводим в нашу аргументацию какую-либо новую важную проблему, пока мы предполагаем, что эти валюты тесно связаны общим стандартом, который обусловливает постоянное соотношение между курсами этих валют, и пока мы исходим из того, что нигде не возникает сомнений относительно устойчивости этих курсов и что никто не ожидает возможности их изменения.

Однако мы введем в наш анализ новый элемент, имеющий очень важное значение, если будем исходить из возможности изменения в соотношении между курсами различных валют. Необязательно даже, чтобы такие изменения курсов валют фактически происходили. Одного лишь ожидания или опасения, что курсы валют изменятся, будет достаточно, чтобы положить начало спекулятивным движениям капитала от одной валюты к другой. Люди, естественно, предпочтут иметь в своих руках деньги (или права на истребование денег), ценность которых, по их расчетам, повысится, нежели держать деньги (или права на истребование денег), которые, как полагают, обесценятся. Движение капитала, вероятно, затронет и акции обеих стран, а также облигации, если только не будет каких-либо оснований считать, что в стране, валюта которой, как ожидают, обесценится, произойдет относительное повышение дивидендов.
 

Спекуляция иностранной валютой

Спекуляция иностранной валютой, как и всякая спекуляция, играет двоякую роль. Она может либо нейтрализовать, либо усилить нарушения, возникающие вследствие других причин. Если изменение курсов валют не предполагается, то движение краткосрочного капитала стабилизирующего характера будет возникать всякий раз, когда прочие статьи платежного баланса будут иметь тенденцию изменить эти курсы. В случае длительного движения в одном направлении, которое может быть вызвано переключением спроса с товаров страны А на товары страны Б, спекулятивное движение капитала из страны Б в страну А может на какой-то срок нейтрализовать влияние этого сдвига на курсы валют; однако позднее должен либо произойти отлив денег (золота) из А в Б, либо же валюта А должна обесцениться по сравнению с валютой Б.

Если, однако, предполагается настолько значительный и настолько длительный пассив торгового баланса страны А, что произойдет утечка золота из А в Б в таких масштабах, при которых страна А будет вынуждена отменить золотой стандарт, тогда начнется «бегство» от валюты А к валюте Б; последнее приведет к увеличению вывоза золота и либо ускорит наступление дня, когда А придется отказаться от золотого стандарта, либо заставит А прибегнуть к более сильной дефляции, чем это было бы необходимо в иных условиях. Ожидания в отношении движения иностранных валют способствуют его осуществлению. Подобные же пессимистические ожидания со сходными злополучными последствиями возникнут, если страна А проявит какой-либо признак нежелания принять дефляционные меры в случае неблагоприятного торгового баланса или если страна Б проведет такую девальвацию, которая сделает более вероятным дальнейшее ухудшение торгового баланса А.

В условиях режима золотого стандарта возникновение движения капитала описанного нами типа является нездоровым признаком. Оно означает распространение опасений, что системе угрожает крах. Когда, с другой стороны, страна в своей политике уже не руководствуется тем, что сохранение устойчивой валюты должно преобладать над всеми другими соображениями, и когда хотя бы одна значительная группа стран решает использовать изменения курсов валют как инструмент экономической политики, тогда спекуляция на вероятном движении курсов валют и связанное с такой спекуляцией движение капитала становятся обычными и неизбежными чертами экономической жизни.
 

«Валютные стандарты»

Прежде чем приступить к рассмотрению вопроса о том, что происходит с экономическим циклом в условиях, когда страны используют изменения курсов валют в качестве инструмента экономической политики, нам, быть может, следовало бы остановиться на рассмотрении влияния, которое оказывают на цикл некоторые другие методы сохранения устойчивости валюты, т. е. методы иные, чем метод золотого стандарта. До сих пор мы предполагали, что каждая страна производит размен своих бумажных денег на золото по постоянному курсу и держит золотой резерв, который находится в каком-то соотношении с количеством денег в обращении.

Альтернативный метод сохранения устойчивого курса валюты состоит в покупке и продаже иностранной валюты по твердому курсу и в создании вместо золотого резерва иностранных платежных средств и прав на востребование уплаты (остатки на счетах за границей). Это известные «валютные стандарты» — «золотой валютный стандарт», «стерлинговый валютный стандарт», «долларовый валютный стандарт» и т.д. Для удобства мы будем называть страны, центральные банки которых держат свои резервы в форме активов, выраженных в денежной единице какой-либо другой страны или других стран, «странами валютного стандарта», а страны, валюта которых служит стандартом для стран первой группы, — «странами резерва»‘. Группу стран, в которой одни («страны валютного стандарта») хранят свои резервы в форме активов в валюте других стран («стран резерва»), можно назвать единой «валютной группой» стран, например «стерлинговый блок». Для того чтобы сохранить единство валютной группы, в ее составе должна быть только одна страна резерва, валюта которой, независимая сама по себе, служит стандартом для всей группы, либо же «страны резерва» должны иметь один общий стандарт, например золото.

С точки зрения отдельной страны — участницы валютного стандарта, которая таким образом «прикрепляет» свою валюту к какой-либо другой валюте, механизм внешне валютных отношений остается точно таким же, как и при золотом стандарте; пределы и возможности мероприятий, которые она может проводить в целях устранения внешних влияний, действующих в сторону расширения деловой активности или депрессии, также остаются в принципе теми же. Если политику осуществляет центральный банк, причем в качестве резерва для обеспечения обязательств служит вместо золота иностранная валюта, которая представляет собой основные деньги страны, то это положение не отличается от системы обычного золотого стандарта. Если эту политику проводит какой-либо другой государственный орган, который не выпускает деньги, как, например, уравнительный валютный фонд, то результат в основном не меняется, а отличается только в деталях.

Если центральный банк продает иностранную валюту, он уменьшает свои обязательства по отношению к публике (включая и коммерческие банки) и таким образом стимулирует сокращение кредита. Если уравнительный валютный фонд продает иностранную валюту и увеличивает свой счет в центральном банке, то счета публики должны уменьшиться pro tanto (соответственно – лат.) и, как и в предыдущем случае, за этим последует ограничение кредита. Однако с точки зрения мирового хозяйства в целом введение валютного стандарта вместо золотого может сильно отразиться на предложении денег и тем самым оказать влияние на движение цикла. Отход от золотого стандарта, при котором каждая страна держит золотой запас в известной пропорции к количеству денег в обращении, и переход к системе, при которой многие страны не имеют золота, должны оказывать инфляционное влияние на мировое хозяйство в целом. Изменение в обратном направлении оказывает дефляционное влияние.
 

Валютный стандарт в действии

Само существование такой системы — а не просто лишь ее введение или отмена — скорее всего должно оказывать некоторое влияние на предложение денег во всех странах, примыкающих к этой системе. При золотом стандарте любая страна, увеличивающая денежное обращение более быстрыми темпами, чем прочие, будет терять золото и будет вынуждена положить конец этому увеличению. С некоторыми оговорками, вытекающими из того, что было изложено в предыдущих разделах, мы можем сказать, что в условиях золотого стандарта страна, увеличивающая свое денежное обращение наиболее медленными темпами, задает тон всей системе. В условиях новой системы, при которой ряд стран входит в охарактеризованную выше единую валютную группу, эта сдерживающая сила перестает действовать в одном направлении. Страна или страны резерва, даже если они сами «базируются на золоте», могут не опасаться утечки золота в зависимые страны валютного стандарта. Однако эта сдерживающая сила все еще продолжает действовать в противоположном направлении. Когда страны валютного стандарта увеличивают денежное обращение быстрее, чем страны резерва, то возникает тенденция истощения денежных резервов первых, т. е. уменьшения сальдо их счетов со странами резерва.

Однако механизм валютного стандарта может автоматически обеспечить известную замену тормоза, создаваемого золотым стандартом, хотя эта замена ненадежна и слаба. Допустим, что в странах резерва происходит увеличение денежного обращения и что вследствие этого их платежный баланс vis a vis (по отношению – фран.) стран валютного стандарта становится неблагоприятным. В этом случае резервы центральных банков стран валютного стандарта соответственно увеличатся. Многое будет тогда зависеть от того, в какой именно форме эти резервы будут храниться. Если они хранятся как бессрочные вклады в странах резерва, то в последних, хотя их золотые и прочие резервы не уменьшатся, все же будет иметь место некоторая дефляция. Деньги будут изъяты из обращения и, так сказать, омертвлены в форме бессрочных вкладов. Это дефляционное действие будет смягчено почти до полного исчезновения, если добавочные резервы стран валютного стандарта инвестируются на учетном рынке или в ценные бумаги. Во всяком случае, увеличение денежного обращения в странах резерва не подвергнется в полной мере «тормозящему» влиянию, которое обычно оказывает увеличение пассивного сальдо торгового баланса, а именно уменьшение золотого запаса и вызванное этим ограничение банковского кредита.

Если в условиях золотого стандарта в одной стране увеличивается денежное обращение и происходит утечка золота в другие страны, то это вызывает в последних расширение денежного обращения вследствие возрастания х золотых запасов. В условиях действия валютного стандарта это влияние а расширение денежного обращения перестает действовать в направлении от стран валютного стандарта к странам резерва. Если страна валютного стандарта увеличивает денежную массу, то количество основных денег в странах резерва не возрастет. С другой стороны, это влияние на увеличение денежного обращения все еще действует в противоположном направлении. Когда страны резерва расширяют денежное обращение, то в странах валютного стандарта увеличивается общее предложение денег и это побуждает их тоже увеличить денежное обращение.

Из изложенного выше, по-видимому, следует, что подъем (или спад), начавшийся в стране резерва, должен легче распространиться на другие части мира и зайти дальше, чем это было бы в условиях золотого стандарта, потому что страны валютного стандарта извлекут отсюда выгоду (или потерпят ущерб) как в отношении их внешней торговли, так и в отношении валютных резервов, тогда как в странах резерва не произойдет утечки (или увеличения) резервов, как это было бы при золотом стандарте. Подобным же образом менее вероятно, что начавшийся в странах валютного стандарта подъем (спад) будет распространяться; кроме того, он не зайдет так далеко, как это было бы при золотом стандарте.

Однако этого нельзя утверждать без оговорок, во всяком случае когда мы рассматриваем систему золотого стандарта, в которой кредит не локализован полностью. Допустим, например, что в стране резерва А происходит расширение деловой активности. Внешнеторговый баланс страны А со страной валютного стандарта Б становится неблагоприятным; однако движение капитала из Б в А может быть стимулировано в таких размерах, что платежный баланс А по отношению к Б фактически становится более благоприятным. В условиях золотого стандарта золотой запас страны А увеличится, несмотря на пассивное сальдо торгового баланса; и это будет способствовать увеличению ликвидности и предложения денег при посредстве банковской системы в стране А. В условиях валютного стандарта последствия этого движения капитала вполне могут быть нейтрализованы. Когда капитал перемещается из Б в А, т. е. когда граждане страны Б покупают акции страны А, центральный банк в Б будет вынужден реализовать свои резервы. Он может, например, продать государственные облигации А, если его резервы вложены в эти облигации. Тем самым благоприятное влияние, которое может оказать на А движение капитала из Б, будет в значительной мере сведено на нет.
 

Изменения валютных курсов

Теперь мы можем вернуться к рассмотрению вопроса, поставленного ранее в этом разделе, а именно: какое влияние на циклическое движение оказывают системы, которые:

  • либо используют изменения валютных курсов в качестве политических инструментов,
  • либо предоставляют курсам валют меняться, когда эти изменения происходят под воздействием рыночных сил.

Мы видели, что весьма важное — и, можно сказать, вызывающее большое беспокойство — последствие существования систем, при которых устойчивость валютных курсов уже больше не считается сама собой разумеющейся, следует искать в широком и беспорядочном движении капитала, которое вызывается этими системами. Под «беспорядочным движением капитала» мы подразумеваем движение, которое не обусловлено различиями в ставках процента и потому не обязательно идет в направлении из богатых стран в бедные, но, напротив, идет (так сказать) «вверх по течению» и — что, быть может, является особенностью, вызывающей наибольшее беспокойство, — подвержено быстрым колебаниям и резким изменениям направления.

Неуверенность в отношении будущего уровня курсов валют, естественно, проявляется с различной силой. Разные люди будут по-разному реагировать на возможное в будущем изменение курса валюты. Для малых стран, где сделки с иностранной валютой являются обычным делом, или для населения (например, в Центральной Европе), сохранившего еще свежее воспоминание о резком обесценении денег, небольшое изменение курса валюты или опасность такого изменения будет иметь большее значение и вызовет более сильную реакцию, чем в других странах. Кроме того, влияние изменения курса валюты на международное движение капитала сплошь и рядом нельзя отделить от других факторов, являющихся часто альтернативой изменения курса валюты, например мораториев на переводы денег, частичных неуплат и т.п. Поэтому в той мере, в какой речь идет о деталях и силе реакции, нет возможности делать обобщения, каждый случай должен рассматриваться по существу. В общем же мы можем только заметить, что неустойчивые валюты, несомненно, препятствуют нормальному международному кредиту. Они являются одним из наиболее мощных препятствий к уравниванию процентных ставок между отдельными странами. Беспорядочное движение капитала, которое они вызывают, создаст фактор неустойчивости, который может внести сильное нарушение в циклическое движение, придавая ему иногда совершенно неожиданный оборот.

После этих общих замечаний мы перейдем к рассмотрению двух проблем:

  • последствий для экономического цикла определенного акта девальвации, т. е. преднамеренного и существенного изменения курса валюты, и
  • известных особенностей (чтобы не сказать парадоксов), возникающих при системе «свободных валют», т. е. системе, при которой курсы могут меняться в зависимости от изменений в предложении и спросе на рынке и при которой не предпринимается попыток сохранить их устойчивость.

Читать продолжение…