«Ибо кто из вас, желая построить башню, не сядет прежде и не вычислит издержек,
имеет ли он что нужно для совершения ее, дабы, когда положит основание и не возможет совершить,
все видящие не стали смеяться над ним, говоря: этот человек начал строить и не мог окончить?»
Евангелие от Луки 14, 28-30

 
Узкий участок суши под названием Панамский перешеек, соединяющий Центральную и Южную Америку и находящийся между Тихим и Атлантическим океанами, был известен европейцам с начала XVI века. В связи с уникальным географическим положением и стремительным развитием экономических отношений перешеек всегда  был особенно притягательным для коммерсантов и политиков обоих континентов.

В 1835 году американский президент Эндрю Джексон, чтобы оценить перспективы строительства канала направил в Южную Америку полковника Чарльза Биддла, который уже после 4-дневного изнурительного пути через джунгли сделал вывод, что невозможность этой грандиозной затеи совершенно очевидна.

Мысль о том, как бы «соединить» Тихий и Атлантический океаны, избежав необходимости огибать Южно-Американский материк через Магелланов пролив последующие 40 лет будоражила многие умы человечества, рождая самые разнообразные теории и проекты…

Граф Фердинан Мари де Лессепс родился 10 ноября 1805 года в семье выдающегося французского дипломата. Закончив с отличием знаменитый во Франции парижский Лицей Генриха IV, он поступил на юридический факультет старейшего в Европе университета Сорбонны, после окончания которого пошел по стопам своих предков, в течение трех поколений служивших на благо Франции на дипломатическом поприще. Уже в 19 лет Фердинан заступил на должность атташе французского посольства в Лиссабоне, Тунисе. В 1832 г. благодаря протекции отца, имевшего в «стране фараонов» большой авторитет, де Лессепс-младший в качестве вице-консула попал в египетский город Александрию.

Дипломатические способности Фердинана Лессепса и его мужество (во время вспышки эпидемии чумы в Александрии организовал во французском посольстве больницу) зарекомендовали Фердинана как сильную личность. Его обаяние имело большое воздействие на окружающих. Используя влияние отца при дворе египетского правителя Мухаммеда Али (прославившегося борьбой за независимость своей страны), Фердинан знакомится с младшим сыном Мухаммеда. Саид-Паша становится его лучшим другом.

В конце 1837 года Лессепс, вернувшись во Францию женился на 18-летней Агате Деламаль. Счастливый 16-летний союз омрачало лишь одно обстоятельство: из пяти сыновей, родившихся в нем, выжили лишь двое. В 1853 году, заразившись дифтеритом, умирает его жена и двое сыновей. Появилось много свободного времени, которое было пущено на разработку гигантского плана – строительство канала через Суэц.

Саид-Паша, ставший в 1854 году вице-королем Египта, даровал Фердинану де Лессепсу концессию на строительство Суэцкого канала. Окрыленный дипломат вернулся в Париж и при личной поддержке императора Наполеона III и императрицы Евгении, которая была племянницей Фердинана, организовал успешную подписку на сбор средств для строительства бесшлюзового канала. Работы начались в 1859 году и уже через десять лет 168-километровый канал был торжественно открыт для навигации. Это сооружение обошлось в 450 млн. франков (90 млн. долларов) и унесло 120 тыс. человеческих жизней – в основном это были египетские крестьяне, погибшие от истощения и болезней.

С технической точки зрения строительство Суэцкого канала не было особенно сложной задачей — география и геология позволили обойтись без шлюзов, работы велись в пустынной равнине, характер почвы не представлял сложностей для земляных работ, климат был хотя и жарким, но сухим и здоровым. Сразу же после ввода в строй канал стал приносить акционерам солидный доход. И этим более всего гордился Лессепс — всего через пять лет после начала эксплуатации, в 1874 году Суэцкий канал достиг рентабельности. Инвестиции в проект поступали за счет выпуска облигаций и продажи ценных бумаг акционерного общества, специально созданного де Лессепсом для строительства канала. Только с конца 1878?го и до конца 1881 года курс акций Суэцкой компании вырос в четыре раза.

Окрыленный успехом после построения Суэцкого канала, вернувшись в 1869 году на родину он, после 16-летнего вдовства женился на 20-летней Луизе-Элен Отар де Брагар. Этот брак также оказался счастливым, в нем родилось 12 детей, 11 из которых дожили до зрелого возраста.

Узнав в 1875 году о Панамском перешейке, он так загорелся идеей построения канала, что все свои силы и энергию умудренного опытом 70 — летнего человека, направил на достижение новой цели — самого масштабного, на тот момент, инфраструктурного проекта в истории человечества.

В 1879 году в Париже состоялся международный научный конгресс, посвященный обсуждению строительства канала. Из 136 его делегатов было только 42 инженера, остальные — финансисты, политики или просто друзья де Лессепсов.

20 октября 1880 года была основана Всеобщая компания Панамского канала, а два года спустя она получила 99-летнюю концессию на строительство от правительства Колумбии. Фердинан де Лессепс, имевший репутацию национального героя, стал президентом компании, а его сын Шарль — вице-президентом.

Компания объявила о выпуске 600 тысяч акций по 500 франков каждая и открыла подписку на акции. Подписчик должен был немедленно внести лишь четверть стоимости акций, а остальные деньги компания собиралась истребовать по мере надобности. Необходимо отметить, что золотой франк стоил несколько меньше одной пятой американского доллара, а доллар на тот момент по покупательной способности был примерно равен 20-25 нынешним долларам. На современные деньги акционерный капитал компании составлял 1,2 — 1,5 миллиарда долларов — очень значительную величину.

Проект строительства, принятый на конгрессе и представленный французскому Географическому обществу, как показали последующие события, был совершенно нереалистичным.

Фердинан де Лессепс и его советники не принимали во внимание такие факторы, как межамериканскую горную гряду, пересекающую перешеек, перепад высот по маршруту канала, каменистый характер почвы и частые оползни. Также техническую трудность представляла пересекающая маршрут канала река Чагрес, разливающаяся в дождливый период. Планировалось построить дамбу, которая будет регулировать уровень воды в реке, но эта идея оказалась технически невыполнимой.

Стоимость строительства, оцененная на конгрессе в 1 млрд. золотых франков, или около 200 млн. долларов по тем временам, была изменена Фердинаном практически без объяснений почти вдвое и составила около 120 млн. долларов… Обнародовав крайне заниженные оценки сроков и стоимости работ, де Лессепс сделал проект более привлекательным для инвесторов. Мощная пропагандистская кампания в прессе принесла свои плоды – подписка на акции стала быстро расти.

1 января 1880-го года в устье реки Рио-Гранде состоялась церемония закладки канала. После благословения местного епископа дочь Лессепса, Фердинанда, была удостоена чести нажать кнопку электрического детонатора, предназначенного для взрыва скальных пород.

Символическая выемка грунта в Колоне, на Карибском побережье, была отмечена не менее пышно, чем открытие Суэцкого канала: банкет, фейерверк, гала-концерт. На следующий же день компания приступила к строительству… роскошных вилл для руководящего административного и инженерного состава. Сотрудники компании получали фантастические по тем временам оклады в десятки тысяч франков.

После начала строительства стало понятно, что без железной дороги не обойтись. Дорога, которая находилась в руках частной американской компании, была выкуплена на деньги, которые не были предусмотрены проектом. Для этого в 1882 году Международная Компания эмитировала 5-процентные облигации, которые разошлись почти мгновенно. Так, еще до начала земляных работ было истрачено 60 млн. долларов (две трети от стоимости Суэцкого канала!).

Лессепс был искусным дипломатом и очень грамотным финансистом, но он не имел инженерного образования. Поэтому надзор за всеми проводимыми работами осуществлял его сын, Шарль. Уверенность в успехе и энтузиазм Фердинана шли явно на пользу дела, вовлекая все большее количество акционеров. Лессепс рассчитывал на многочисленный класс средней и мелкой буржуазии. Состоятельные фермеры, предприниматели, торговцы, ремесленники, хорошо зарабатывающие служащие, квалифицированные рабочие – все вкладывали свои доходы в акции и облигации компаний. Профессиональные финансисты, сознавая призрачность планов де Лессепса, относились к ним с большой осторожностью. Участие банков свелось в основном к размещению ценных бумаг компании.

Лессепс, которому во время стройки перевалило за 80, не терял бодрости, отчасти, возможно, показной. Пресса, которую его компания финансировала и попросту покупала, продолжала славить великого строителя и убеждать публику, что все идет по плану. Лессепс продолжал утверждать, что канал будет построен в срок, хотя экспертам уже было ясно, что это невозможно.

Зона Панамского канала представляла собой горы вперемешку с непроходимыми болотами и джунглями. Самым страшным участком оказался массив Кулебра, протяженностью 13 километров на высоте 98 метров над уровнем моря. Пришлось прорезать скалистую породу и рыть траншею глубиной 55 и шириной 90 метров. И хотя французы доставили на место строительства самую современную технику, она оказалась мало пригодной для эксплуатации в тропических условиях (жара и влажность) и очень быстро выходила из строя. Объем земляных работ превысил все расчеты.

Огромную сложность представляла эпидемиологическая ситуация. Бичом влажных тропических лесов Панамы, кишащих насекомыми, были желтая лихорадка, малярия, дизентерия. Помимо французов, на строительстве канала работали местные жители, иммигранты с островов Карибского моря и даже из США. Рабочим пришлось платить больше, чем рассчитывали. По оценкам, с 1880-го по 1888 год, пока продолжалась наиболее активная фаза строительства канала французами, от инфекций погибло от 20 тыс. до 25 тыс. рабочих. Несмотря на высокие заработки, текучесть кадров была высокой. Рабочие и инженеры, которым посчастливилось выжить, увольнялись и бежали со стройки.

Сразу после выпуска транша 5-процентных облигаций последовал второй (1883 год) трехпроцентный заем, затем третий (1884 год) — четырехпроцентный.

Первым тревожным сигналом о неблагополучном состоянии компании стало то, что третий заем уже не нашел подписчиков на всю сумму. Панамская компания уступила остаток со скидкой банковскому синдикату, который эмитировал и размещал ее ценные бумаги.

В апреле последовал четвертый транш долговых обязательств (также четырехпроцентный), из которого удалось пристроить менее трети. В последующие три года после увеличения купона до 6 процентов удалось распределить еще три транша. На шестом году строительства в Панамский проект кануло 1 миллиард 400 миллионов золотых франков.

В конце 1887-го года под давлением молодого инженера Филиппа Бюно-Варильи Лессепс вынужден был согласиться на переход к шлюзовому каналу. По замыслу инженера самый высокий уровень канала должен был иметь 52 метра, и это обстоятельство влекло за собой необходимость пересмотра проекта. Для этого из Парижа был вызван инженер Александр Гюстав Эйфель, который как раз заканчивал строительство своей легендарной башни, чтобы он включился в работу и подготовил проект канала с использованием шлюзов. Но все усилия по реанимированию стремительно приходящих в упадок работ были тщетны, из-за отсутствия денег они были приостановлены на отметке 72 метра.

Финансовые трудности Панамской компании нарастали от года к году. В 1885 г. Лессепс и его коллеги решили поправить дела компании путем выпуска долгосрочного выигрышного займа. Для выпуска такого займа требовалось согласие правительства и парламента — палаты депутатов и сената, потому что частные компании не имели юридического права на проведение лотерей. Компания начала обработку журналистов, министров и депутатов, чтоб провести изменения в законе. Барон де Рейнах распределил по всем эшелонам власти наличных взяток на более чем четыре миллиона франков!

Борьба вокруг санкции государства на выпуск выигрышного займа длилась около трех лет. Компания уже не могла скрывать ни неудовлетворительного хода работ на перешейке, ни своих финансовых проблем. Ореол Лессепса потускнел, да и его физические силы были на исходе. Панамская компания, чтобы удержаться на плаву, выпустила еще два обычных займа, не требовавших разрешения властей. Чтобы привлечь подписчиков, она сделала облигации особо привлекательными, подняв номинальную (так называемую купонную) процентную ставку до 10% годовых. Все дороже приходилось платить банкам, размещавшим облигации.

В апреле 1888 года палата депутатов одобрила заем, поддержанный сенатом и президентом, предельная сумма которого была увеличена до 720 млн. франков. Президент Теодор Рузвельт активно поддержал панамский проект, за что впоследствии его обвиняли в том, что государственные деньги не дошли до французских вкладчиков, а осели в карманах Моргана.

Начатая в июне 1888 года подписка на облигации почти сразу закончилась полным провалом. Она собрала всего лишь 254 миллиона, из которых 31 миллион составили издержки эмиссии, доставшиеся банкам. Наконец, закон требовал, чтобы компания выделила из собранных денег особый резервный фонд как гарантию выплаты выигрышей и погашения облигаций.

Руководители Панамской компании во главе с отцом и сыном Лессепсами продолжали прилагать отчаянные усилия, чтобы избежать банкротства, заверяя на собрании акционеров, что стройка будет завершена в срок и деньги потекут в кассу компании. Ими была предпринята поездка по стране с речами о гарантии их честности. Но после отказа депутатов поддержать законопроект о льготном режиме погашения долгов — настал конец.

Суд департамента Сена по гражданским делам 4 февраля 1889 года официально объявил о банкротстве и ликвидации Панамской компании и назначил ликвидатора.

На момент банкротства, после восьми лет строительства канала, работы были завершены только на две пятых. Панамская компания собрала за счет выпуска акций и облигаций 1,3 млрд. франков. Из них 104 млн. франков были выплачены банкам в качестве комиссионных, 250 млн. — в качестве процентов по облигациями и на их погашение. Компаниям-подрядчикам было выплачено 450 млн. франков, однако значительная часть работ по смете выполнена не была.

В процессе ликвидации компании выяснилось, что на ее балансе не осталось ликвидных активов, за исключением гигантской недокопанной канавы и кучи ржавеющей техники в сельве Центральной Америки. Число инвесторов, потерявших все свои сбережения после банкротства Панамской компании, достигало по разным оценкам 700–800 тыс. человек. Экономические и политические потрясения всколыхнули всю Францию — это лишний раз подтверждало, что компания была действительно «народной».

Через три года после финансового краха, в 1892 году, разгорелся коррупционный скандал, когда французская националистическая пресса стала публиковать разоблачения массового подкупа политиков, правительственных чиновников и органов печати администрацией Панамской компании, которая пыталась скрыть от общественности плачевное положение компании и добиться разрешения на проведение «спасительного» выигрышного займа.

Были вскрыты многочисленные финансовые злоупотребления, в первую очередь – поголовная коррупция всех ветвей власти. Обвинения в получении взяток были выдвинуты против 510 депутатов парламента, бравших взятки не украдкой в конверте, а банковским чеком!

Скандал привел к падению трех правительств Франции. В нем оказались замешаны многие министры, включая будущего премьера Жоржа Клемансо и практически никто из них не был привлечен к ответственности. На скамье подсудимых оказались старший и младший де Лессепсы, Гюстав Эйфель, несколько менеджеров компании и бывший министр общественных работ. В 1893 году они были приговорены к различным тюремным срокам (Эйфель — к двум годам и 20 тыс. франков штрафа), однако через четыре месяца эти приговоры были аннулированы кассационным судом, и фигуранты дела вышли на свободу.

Фердинан де Лессепс ввиду преклонного возраста и заслуг перед страной был избавлен от тюрьмы. Здоровью Лессепса, существенно подорванному за годы, проведенные в Панаме, в сложившейся ситуации был нанесен очень существенный урон. Он сошел с ума и умер в декабре 1894 года в возрасте 89 лет. Шарль дожил до 1923 года, успев увидеть Панамский канал в действии и узнать о том, что доброе имя его и его отца восстановлено…

Фердинан де Лессепс пережил и опьянение успеха — это Суэц, и горечь разочарований — это Панама. Когда ему удалось соединить два моря, государи и нации воздали ему почести, но после того, как он потерпел поражение, не совладав со скалами Кордильеров, он превратился в обыкновенного мошенника…

Как только страсти поутихли, выяснилось, что обманутые вкладчики могут спасти хоть часть своих денег лишь при условии, что строительство будет продолжено. В год смерти Лессепса, в 1894-м, во Франции была создана новая Компания Панамского канала, которая очень медленно, но продолжала строительные и изыскательные работы.

Американцы, купившие имущество новой Компании, не забыв печальный опыт своих предшественников, существенно откорректировали проект канала, выбрав вариант со шлюзами, сделали ставку не на частный капитал, а на государственное финансирование и хорошо отладили процедуру управления строительством. Пришли им на помощь и современные открытия в области медицины: к тому времени было установлено, что губителями французов — переносчиками желтой лихорадки и малярии являлись москиты и комары, поэтому на территории были предприняты беспрецедентные усилия по уничтожению коварных насекомых. Серьезные санитарно-гигиенические меры принимались и в течение всего строительства канала. Однако и в этом случае не обошлось без человеческих жертв — в ходе второго этапа строительства Панамского канала погибло 5600 человек, участвовало же в нем 70 тыс. рабочих. Строительство было трудоемким и длилось десять лет. Согласно официальным сведениям, стройка века обошлась американцам в 380 миллионов долларов.

К 1913 году было закончено сооружение трех гигантских шлюзов, ставших настоящим чудом света. Стены каждой шлюзовой камеры были высотой с 6-этажный дом. На каждую серию шлюзов: Гатун на Атлантическом побережье и Педро Мигель и Мирафлорес — на Тихоокеанском, ушло более 1,5 миллиона куб. метров бетона, которые отливали в стальные конструкции из огромного 6-тонного ковша.

15 августа 1914 года корабль «Кристобаль» первым проследовал по Каналу из Атлантического в Тихий океан. На его борту находился «добрый гений» строительства Филипп Бюно-Варилья. На прохождение судну потребовалось 9 часов. Благодаря искусственной артерии судно, шедшее из Эквадора в Европу, «сэкономило» около 8 тысяч километров.

Официальное открытие канала состоялось 12 июля 1920 года.

Сегодня Суэцкий канал, условная географическая граница между Евразией и Африкой, сохраняет статус одного из важнейших в мире искусственных водных путей. Он неоднократно становился эпицентром и политических, и военных конфликтов, и всякий раз, как судоходство на нем прерывалось, мировая экономика терпела существенные убытки.

Максимальный размер судна, способного пройти по Панамскому каналу, стал стандартом в судостроении. Ежегодно через канал проходят 17,5 тысячи судов, несущих более 203 миллионов тонн груза. Основные пользователи канала сегодня — это США, Китай, Япония, Чили и Южная Корея. Надо заметить, что администрация канала регистрирует проходящие суда по флагу, а не по порту приписки. Вот и получается, что под «удобным» панамским флагом плавает львиная доля судов мирового торгового флота. Большинство грузов — зерновые, потом идут нефть и нефтепродукты, но наиболее динамично растут объемы контейнерных перевозок.

Тарифы за проход по Панамскому каналу сравнительно невысоки: 2,57 доллара за тонну-нетто для груженого судна и 0,86 доллара — для порожнего. Однако для прохождения через канал надо записываться заранее. Если же какое-то судно срочно нуждается в проходе, оно может купить себе «окошко» на аукционе. Право попасть без очереди в другой океан получит тот, кто предложит более крупную сумму. Пока что рекорд принадлежит американскому пассажирскому лайнеру Disney Magic, купившему право прохода за 331,2 тысячи долларов.

Был ли действительно виновен в мошенничестве Фердинан де Лессепс, или же этот пожилой человек просто оказался жертвой самообмана и стал пешкой в чужой нечистоплотной игре, теперь наверное, не установить. Методы, которые использовались при строительстве канала, смело можно назвать мошенническими. Чрезмерно заниженная стоимость проекта и сроки его исполнения изначально вводили инвесторов в заблуждение. Этому же способствовала активная рекламная компания, расхваливавшая оптимистические прогнозы, но которая постоянно замалчивала сложности.

Несмотря на это, общественное мнение и пресса не одобряли суровость приговора. Как пишет автор французской книги «Панамские аферы» (1934): «Суждения публики были в пользу обвиняемых. Это мнение, сначала нерешительное, понемногу укреплялось; пострадавшая от опрометчивости Лессепсов публика все же относилась к ним снисходительно; она понимала, что их честность выше всяких подозрений, и жалела их… Если судьи рассчитывали изменить направление внимания публики, этот маневр провалился: средний француз предпочел приберечь свое негодование для жульничества парламентариев».

Масштабы Панамской аферы оказались довольно скромными по сравнению с биржевыми и банковскими крахами, финансовыми пирамидами и инфляционным ограблением людей в XX веке.

 
Источник