Часть 1: Начало

kcr96

События кредитного кризиса 2008 года и их последствия будут формировать инвестиционную среду еще в течении многих десятилетий. Поэтому, инвесторы, которые хотят быть успешными должны иметь всестороннее понимание кредитного кризиса и изменений, которые он вызвал в финансовом сообществе.

Начнем мы пожалуй с краткой истории Уолл-стрит, анализа различий между инвестиционным банкингом и коммерческим банковским делом и обзором исчезновения классического инвестиционного банка. Далее мы обсудим кризис более подробно, остановив взгляд на некоторых известных исторических кризисах и сравним их причины с кредитным кризисом 2008 года. Затем мы рассмотрим более предметно кредитный кризис, исследуя его происхождение и затем анализируя события, которые вызвали его начало.

Представим обзор самых важных событий, которые произошли во время кредитного кризиса прежде чем исследовать усилия правительства в смягчении кризиса и предотвращении системного краха финансовой системы. Мы также рассмотрим влияние кризиса на финансовые рынки и инвесторов. Также мы определим инвестиционные уроки, которые проявил и укрепил кредитный кризис, и как это может помочь нам преуспеть посредством спадов деловой активности фондового рынка.

Мы все должны помнить, что кредитный кризис состоял из удивительного множества ранее невообразимых событий. Кроме того, будущие условия кредитного кризиса могут несколько отличаться от предидущих.
Кредитный кризис: История Wall Street

История Уолл-стрит дает нам отправную точку для анализа явления “кредитный кризис”, который изменил финансовую среду навсегда. Поэтому, в начале мы обсудим развитие инвестиционного банкинга, чтобы дать контекст остальной части этой статьи.

Под деревом платана

kcr97

Уолл-стрит возник под старым платаном, где группа трейдеров собрались в конце восемнадцатого века. В конце концов, Нью-Йоркская фондовая биржа (NYSE) осела со своей штаб-квартирой на углу Wall и Broad стрит в нижнем Манхэттене, и в течение многих десятилетий, наиболее видные банки были расположены поблизости. Хотя многие из этих банков больше физически не расположены на Уолл-стрит, этот термин до сих пор используется для описания фондового рынка и инвестиционных отраслей.

То, что началось в тени дерева платана, сегодня развилось в крупную глобальную отрасль. На пике развития отрасли, перед кредитным кризисом, финансовые фирмы составляли 22% от общей рыночной капитализации индекса 500 Стэндард энд Пур (S&P 500). Даже вне его экономического воздействия, термин «Уолл-стрит»(Wall Street) стал символом культуры и образа жизни, которые мгновенно стали узнаваемыми во всем мире.

Инвестиционные банки и коммерческие банки

Коммерческое банковское дело и инвестиционный банкинг были исторически разделены. Коммерческие банки принимали клиентские депозиты и выдавали кредиты компаниям и потребителям. Это считалось безопасным и стабильным бизнесом с относительно низкой маржой прибыли. Инвестиционные банки могли привлекать денежные средства для компаний и правительств посредством акции или через продажу облигаций, консультировали компании относительно слияний и приобретений, и торгуемых ценных бумаг для клиентов или их собственных счетов.

Эти операции считали более опасными, чем коммерческое банковское дело, но маржа прибыли была выше. Это разделение между коммерческим банковским делом и инвестиционным банкингом началось во время Великой Депрессии. Ранее, отдельным фирмам разрешалось проводить инвестиционный банкинг и коммерческие банковские операции. Однако, как часть плана преобразования финансовой системы, Закон Гласса-Стигалла (Glass-Steagall Act) отделил инвестиционные банковские фирмы от фирм коммерческого банковского дела.

В то время, как фирмы коммерческого банковского дела выросли в наиболее крупные компании, инвестиционные банки стали компаниями, которые наиболее плотно стали отождествлятся с Уолл-стрит. Фирмы, такие как Goldman Sachs, Lehman Brothers, Merrill Lynch, Salomon Brothers и Morgan Stanley в конечном счете стали самыми престижными инвестиционными банками на Уолл-стрит.

В 80-х и 90-х годах 20-го века много фирм начали объединяться, поскольку глобализация финансовых рынков и увеличивающиеся потребности в капитале вызвали создание все более и более крупных компаний. Этот тренд достиг максимума в 1999 с принятием акта Gramm-Leach-Bliley, который по существу сторнировал Закон Гласса-Стигалла позволяя коммерческому банковскому делу и операциям инвестиционного банкинга опять осуществлять внутри одной компании.

Акт Gramm-Leach-Bliley упростил создание так называемого «универсального банка». Универсальные банки, такие как Citigroup (NYSE:C), JPMorgan (NYSE:JPM), Barclays (NYSE:BCS) и UBS (NYSE:UBS) объединили коммерческое банковское дело и инвестиционный банкинг, и используя свои крупные балансы, дали потребителю доступную цену на услуги инвестиционного банкинга. Начало кредитного кризиса было запущено не только традиционными инвестиционными банками, такими, как Goldman Sachs (NYSE:GS) и Morgan Stanley (NYSE:MS), но также и универсальными банками, такими как Citigroup, UBS и JPMorgan.

Увеличение риска

В не слишком отдаленном прошлом большая часть бизнеса инвестиционных банков состояла из консультаций корпораций на предмет слияний и поглощений, привлечении капитала для компаний и правительств, в выпуске и размещении акций и торговле облигациями для клиентов. Со временем, однако, рентабельность этих мероприятий стала снижаться после того как инвестиционные банки столкнулись с растущей конкуренцией со стороны развивающихся универсальных банков.

В поисках более высокой прибыли, инвестиционные банки, такие как Goldman Sachs все более и более поворачивались лицом к более опасным операциям, таким как торговля за свой счет и инвестиции, которые позволяли генерировать большую часть их прибыли. Торговля за свой счет и инвестирование являются нормой, когда фирма использует свой собственный капитал, чтобы инвестировать в рынки в надежде на генерацию прибылей. В хорошие времена эти операции могут быть феноменально прибыльными, и много фирм получили рекордную прибыль в годы предшествующие кредитному кризису.

Однако торговля за свой счет, а так же инвестирование подвергло фирмы Уолл-стрит высокому риску.В то время, как инвестиционные банки увеличивали сумму риска, который они взяли на себя в своей торговле, они также становились все более и более зависящими от сложных деривативов и секьюритизированых продуктов. Сложная природа этих продуктов помогла фирмам со знаниями и опытом в генерации больших прибылей. Однако деривативы и секьюритизированные продукты очень трудно оценить; эти трудности в конечном счете привели многие фирмы, к более высоким уровням риска, чем они могли принять.

Исчезновение инвестиционных банков

В начале 2008 Goldman Sachs, Morgan Stanley, Merrill Lynch (NYSE:MER), Lehman Brothers (OTC:LEHMQ) и Bear Stearns были пятью крупнейшими автономными инвестиционными банками.Компании просуществовали в общей сложности 549 лет, но в пределах временного промежутка около шести месяцев, они все ушли..

В марте 2008 Bear Stearns колебался на краю банкротства. J.P. Morgan купил банк по цене 10$ за акцию, после того, как на историческом максимуме компания стоила 172$ за акцию. Покупке способствовала Федеральная резервная система, которая гарантировала большую часть обязательств Bear Stearns, как часть усилий по смягчению потенциально возможных последствий банкротства этого банка.

kcr98

После шумного лета Lehman Brothers уступил кредитному кризису и 15 сентября 2008 подал на самое большое банкротство в американской истории. Федеральная Резервная система попыталась упростить выкуп Lehman Brothers, но не пожелало гарантировать любые из обязательств фирмы. После ее банкротства части Lehman Brothers были куплены Barclays PLC и Nomura Holdings (NYSE:NMR).

В то же самое время, когда Lehman Brothers объявил о банкротстве, Merrill Lynch боролся за выживание. Не уверенный в своей способности продолжать работу, как автономное предприятие Merrill Lynch решил продать себя Bank of America (NYSE:BAC), и на этом окончил свою 90 летнюю историю, как независимая компания.

После исчезновения Bear Stearns, Lehman Brothers и Merrill Lynch, независимыми остались только два инвестиционных банка: это Goldman Sachs и Morgan Stanley. Эти фирмы были двумя, самыми большими и самыми престижными из инвестиционных банков. Поскольку кредитный кризис усилился, стало очевидно, что обе эти фирмы борются за свое выживание. Уверенные в том, что традиционная бизнес-модель инвестиционного банкинга испарилась Goldman Sachs и Morgan Stanley решили преобразовываться в банковские холдинговые компании, таким образом заканчивая свое существование, как автономные инвестиционные банки.

В то время, как несколько намного меньших инвестиционных банков все еще существуют, драматическое изменение финансовой среды означает, что когорта инвестиционного банкинга теперь состоит полностью из универсальных банков. Спустя семьдесят пять лет после того, как Закон Гласса-Стигалла (Glass-Steagall Act) в первый раз разделил коммерческое банковское дело и инвестиционный банкинг, события совершили полный оборотный цикл, и эти операции еще раз выполнены теми же фирмами.

Заключение

От ее истоков под деревом платана Уолл-стрит разработала глобальную отрасль, которая генерировала огромные прибыли. В течение многих десятилетий инвестиционные банки доминировали над Уолл-стрит, и относительно низко рисковые операции инвестиционного банкинга были чрезвычайно прибыльными. Однако маржа в этих традиционных компаниях неуклонно уменьшается — тенденция, которая была усилена после вхождение в новое тысячелетие, когда инвестиционные банки все более и более были вынуждены конкурировать с намного более крупными универсальными банками. Поскольку эти фирмы конкурировали друг с другом, они все более и более поворачивались лицом к операциям с более высоким риском, чтобы генерировать рекордные прибыли. При этом им так же приходилось из года в год принимать на себя все более и более высокие уровни риска, что привело в итоге к началу кредитного кризиса.

 

Часть 2: Исторические кризисы

Эта часть статьи предоставит обзор исторических финансовых кризисов и затем исследует общие черты между теми кризисами которые происходили в истории ранее и кредитным кризисом 2008 года. Понимание частых причин финансовых кризисов поможет инвесторам в навигации любых будущих кризисов, с которыми они могут столкнуться.

Что такое финансовый кризис?

kcr99

Финансовому кризису часто предшествует пузырь. Пузырь происходит, когда много инвесторов вовлечены в какой то сектор рынка, как правило вследствие сложившихся привлекательных основных условий. Спекулянты торопятся поучаствовать в этом новоиспеченном горячем рынке ища быструю прибыль и толкают цены все выше и выше. В некоторый момент сумма денег пришедшая в рынок увеличивается до такой степени, что рыночная оценка инструмента больше не поддерживается фундаментальной оценкой, сигнализируя нам о конце бычьего рынка и начале пузыря. Несмотря на то, что многие участники рынка могут понять, что оценка рынка активов становится протянутой за уши, жадность заставляет покупать и покупать по ценам предложения создавая всеобщую истерию покупок.

Когда достаточное количество участников рынка в конечном счете понимает, что рыночная оценка не поддерживается фундаментальной, рынок начинает падать. Когда цены падают, все больше инвесторов торопится ликвидировать свои позиции и зафиксировать профит. Эта волна продаж быстро возрастает, толкая цены все ниже и ниже. Поскольку эта нисходящая спираль продолжает раскручиваться, страх заменяет жадность, и участники рынка прекращают принимать рациональные решения и вместо этого торопятся, продать свои активы по любой цене, которую они могут получить. В пугающе короткое время прибыль, полученная в течение многих лет, может превратиться в потери. Достаточно крутая нисходящая спираль обычно упоминается как кризис.

Известные финансовые кризисы

Одним из самых известных примеров раннего кризиса рынка является повальное увлечение голландскими тюльпанами в 1630-х годах. Тюльпаны были широко востребованы из-за их красоты и определенных уникальных расцветок. Поскольку все больше и больше спекулянтов начало набиваться в рынок, цены взлетели. В конечном счете некоторые редкие луковицы тюльпана стоили столько же, как и дорогое имущество. Поскольку некоторые участники рынка начали брать прибыли, цены упали. Стремясь зафиксировать прибыль, все больше владельцев тюльпанов торопилось продать свои ранее приобретенные луковицы толкая цены все ниже. Цены на тюльпаны в скором времени возвратились к внутренней стоимости тюльпанов, но пузырь и последовавшая за этим катастрофа привели к катастрофическим потерям для многих людей и вызвали экономическую депрессию.

Самый известный биржевой крах в США является крахом фондового рынка 1929 года. Спекуляция акциями стала национальной навязчивой идеей в течение «Ревущих двадцатых», и вновь прибывшие на рынок влезали в долги, чтобы гнать цену к новым высотам. Когда экономика начала замедляться в 1929, цены начали падать, и пугать быков которые видя раскручивающийся маховик падения старались продать свои бумаги по любой цене, в результате всех этих действий рынок потерпел крах в октябре и достиг низшей точки в Черный вторник 29 октября 1929 года.

Многие инвесторы были истреблены очень быстро, и новости только и говорили об обанкротившихся биржевых маклерах, прыгающих с крыш зданий. В конечном счете рынок упал на 89% от его верхних уровней и не мог полностью восстановится больше 20 лет.

Отраслевое дерегулирование в 80-х годах 20-го века, касавшееся депозитов и кредитов (S&Ls) привело к тому, что банки начали платить более высокие процентные ставки по краткосрочным депозитам и инвестировать в более опасные активы. Эта комбинация в конечном счете привела к очень большим потерям в отрасли. Поскольку эта важная часть финансовой системы приблизилась к границе неплатежеспособности, в 1989 году федеральное правительство сформировало Трастовую корпорацию по разрешению кризиса (Resolution Trust Corporation-RTC), чтобы спасти отрасль.

Все же действия правительства не смогли предотвратить финансовый крах более чем 500-т S&Ls, и страна перенесла относительно серьезную рецесcию в 1990-91 годах.

Идея RTC была взята в качестве шаблона для Программы освобождения от проблемных активов (Troubled Asset Relief Program -TARP), которую правительство создало в 2008, чтобы помочь финансовым фирмам во время кредитного кризиса.

kcr101

19 октября 1987 года США перенесли свое самое худшее из когда либо случавшихся однодневное снижение фондового рынка в Черный понедельник. Причина снижения на 22.6% все еще обсуждается, но чрезмерные оценки и самонадеянность среди участников рынка сыграли свою роль. Несмотря на то, что однодневное снижение было чрезвычайно серьезными, агрессивные действия Федеральной резервной системы, которая помогает гарантировать платежеспособность финансовой системы, помогли американской экономике избежать рецессии, и в конечном счете катастрофа, оказалась просто паузой на долгосрочном бычьем рынке.

kcr100

До текущего кредитного кризиса азиатскую “Инфекцию” 1997-98 годов обычно считали худшим финансовым кризисом начиная со времен Великой Депрессии. Когда Таиланд девальвировал свою валюту в июле 1997, паника охватила всю Азию и кризис начал набирать обороты и в конечном счете достиг России летом 1998 года.

Инвесторы без разбора начали продавать опасные ценные бумаги и торопились уйти в безрисковые облигаций Казначейства США. Этот «рейс в безопасную гавань» вызвал крупные потери для хедж-фонда Управление долгосрочным капиталом (Long-Term Capital Management -LTCM).

Серьезно опасавшаяся эффектов краха LTCM, Федеральная Резервная система собрала глав крупнейших банков Уолл-стрит и приказала им найти решение. Лидеры банков в конечном счете выдвинули план относительно организованного раскручивания позиций LTCM, отрицая возможность краха финансовой системы.

В 90-е в США наступил активный бычий рынок в акциях технологического сектора питаемый интернет-бумом. Инвесторы торопились, приобрести акции почти любой компании, включенной в технологический сектор. В то время, как Интернет представил возможность выпадающую один раз в поколение, технологический прорыв, котировки в акциях технологического сектора росли, и очень превысили реально оправданные фундаментальными основами величины. Участники рынка в конечном счете поняли, что будущая прибыль никогда не смогла бы оправдывать текущие высокие оценки их бумаг, и цены начали падать. Индекс Nasdaq в конечном счете потерял более 75% своей капитализации, и экономика впала в рецессию.

Общности между кредитным кризисом 2008 года и предыдущими кризисами

В дополнение к эмоциям жадности и страха, обзор архивных записей показывает, что несколько факторов присутствовали в начале многих финансовых кризисов.Эти факторы включают в себя:

  • несоответствия активов/пассивов,
  • излишнее использование заемного капитала, и
  • риск.

Анализируя архивы мы видим, что часто присутствует более чем один фактор, и каждый фактор в сочетании с другими может многократно умножить ущерб.

Несоответствие актива/пассива

Когда финансовое учреждение имеет широкий дифференциал между величиной его активов (кредиты или инвестиции) и его обязательствами (вкладчики или кредиторы), оно переживает несоответствие отношения активы/обязательства.
Несоответствия активов/пассивов являются главной причиной, почему бизнес-модель автономного инвестиционного банка была поставлена под сомнение в период кредитного кризиса 2008 года. Инвестиционные банки крайне зависимы от краткосрочного финансирования для проведения своих операций. Тем не менее, активы (инвестиции) таких фирм являются более долгосрочными по своей природе и тяжело ликвидными, особенно в периоды не ликвидности рынка.

Несоответствия активов/пассивов являются одной из причин, почему Bear Stearns и Lehman Brothers рухнули, а Goldman Sachs и Morgan Stanley решил стать банковскими холдинговыми компаниями.

В то время, как у коммерческих банков также есть несоответствия активы/обязательства, их клиентские депозиты являются относительно стабильным источником финансирования и стали предпочтительным методом финансирования финансовой компании.

Чрезмерный Левередж

При нормальных обстоятельствах, несоответствия активы/обязательства управляемы. Однако несоответствие становится проблемой, когда финансовые учреждения используют чрезмерный левередж. В то время, как коммерческие банки традиционно использовали левередж 10-12 раз больше их капитала, инвестиционные банки, такие как Bear Stearns и Lehman Brothers видели, что их коэффициент левереджа увеличивался существенно из года в год, приводя к началу кредитного кризиса. Коэффициенты левереджа в 30-ть раз выше собственного капитала были весьма обычны для инвестиционных банков. И этот левередж оказался фатальным, когда рынки начали испытывать намного более высокие уровни волатильности.

Чрезмерный Риск

Финансовые кризисы часто происходят, когда чрезмерный риск присутствует в финансовом секторе. Это может произойти преднамеренно, например, когда S&Ls инвестировали в рискованные сделки с недвижимостью в 1980, или неумышленно, например, когда инвестиционные банки приобрели ипотечные ценные бумаги с рейтингом ‘AAA’ перед началом кредитного кризиса 2008-го года. Чрезмерное риск принятый на себя намеренно или связанный с просчетами в моделях оценки, был частью почти каждого финансового кризиса в истории и, вероятно, будет важным фактором во время будущих кризисов.

Заключение

Несколько факторов объясняют, почему текущий кредитный кризис был так серьезен.

В первую очередь, большое разнообразие классов активов обладало необычно длительным периодом процветания. Это привело в некотором смысле к чувству самодовольства среди многих участников рынка.

Во-вторых, этот кризис породил много финансовых инструментов, которые являются относительно новыми и/или трудными в своей оценке. Относительно новый для рынка класс ценных бумаг, таких как облигации обеспеченные долгами (CDO), структурированные инвестиционные механизмы (SIV) и свопы на кредитный дефолт (CDS) были в центре кризиса 2008 года. Беспорядок в истинном значению этих ценных бумаг привел к неопределенности среди участников рынка о размере потерь финансовых компаний.

В-третьих, глобализация финансовых рынков заставила кредитный кризис выплеснутся селевым потоком вне границ его происхождения на рынке U.S.subprime, и затронул почти каждый класс активов в почти каждой стране мира.

Комбинация этих трех факторов привела к самому серьезному кредитному кризису со времен Второй мировой войны.

 

Часть 3: Основы

На заре нового тысячелетия, мировые финансовые рынки вступили в период, который характеризовался низкими процентными ставками и волатильностью ниже средней. Этот период иногда называют периодом «великой умеренности», охарактеризованный излишней экономией, так как развивающиеся рынки и нефтедобывающие страны поставляли в развитый мир огромное количество капитала.

Этот капитал помог сохранить процентные ставки на исторически низком уровне в большинстве стран развитого мира, что побудило инвесторов искать новые инвестиционные возможности в поисках более высокой доходности, чем те, которые были доступны среди традиционных классах активов.Этот поиск дохода в конечном счете привел к готовности некоторых участников рынка, принимать большие уровни риска при более низких уровнях компенсации.Это повышенная готовность к риску в сочетании с чрезмерным использование рычагов на растущем рынке недвижимости и широкой секьюритизации посеяла семена финансового кризиса 2008 года.

Далее мы внимательно рассмотрим явление принятия повышенного риска, а также широкого использования левереджа, оценкой цен на жилье и секьюритизации.

Риск

Поскольку глобальная экономия способствовала чрезвычайно низким процентным ставкам во многих традиционных классах активов, инвесторы искали более высокие доходы везде, где они могли найти их. Классы активов, такие как:

  • акции развивающегося рынка,
  • прямые инвестиции,
  • фонды недвижимости и
  • хедж-фонды

стали все более и более популярными.

Во многих случаях инвесторы также нашли доходы выше среднего в потрясающе сложных ценных бумагах с фиксированной процентной ставкой.

Этот глобальный поиск дохода был вызван не только исторически низкими процентными ставками, но также и очень низкими уровнями волатильности на многих финансовых рынках. Эти низкие уровни волатильности заставили потенциально опасные классы активов казаться более безопасными, чем они были фактически.

Компьютеризированные модели, используемые для оценки сложных ценных бумаг с фиксированной процентной ставкой базировались и предполагали постоянное состояние низкой волатильности и умеренное движение цены. Это недооценка риска способствовали завышению стоимости активов и нивелированию реальных рыночных рисков.

Левередж

Использование левереджа дает возможность увеличить доходы и кажется не привносит много дополнительного риска во время периодов низкой волатильности. Период „Великой умеренности“ вызвал к жизни две формы левереджа.

Инвесторы использовали деривативы, структурированные продукты и краткосрочное заимствование, чтобы управлять намного большими позициями, чем позволяли их активы.

kcr102

Одновременно, потребители сделали нормой увеличенное использование левереджа в форме простого кредита, чтобы сделать возможным более высоким уровень жизни, чем тот который позволяли их реальные доходы.

Начало десятилетия предоставило почти совершенную среду для увеличивающегося использования левереджа. Низкие процентные ставки и минимальная волатильность позволили инвесторам использовать левередж, чтобы увеличить в доходы подноминала без воздействия чрезмерных уровней риска (или таким это представлялось).
Потребители также сочли среду располагающей к увеличению и использованию левереджа. Низкие процентные ставки и слабые стандарты кредитования упростили возникновение и разростанию пузыря потребительского кредитования. В США, сберегательное соотношение (хороший индикатор того, сколько получают потребители от использования левереджа), упало с 8% характерное для 1990-х годов до менее чем 1%-го в годах близких к кредитному кризису

Пока процентные ставки и волатильность оставались низкими, и кредит был легко доступен, казалось не было конца эре левереджа. Но чрезмерное использование левереджа и увеличивающаяся задолженность заводила потребителей в опасную ситуацию.

В то же время, более высокие коэффициенты левереджа и растущая готовность к риску создавали сценарий, в котором инвесторы оценивали финансовые рынки, как будто будущее будет сугубо безоблачным и риск будет константой, а не переменной величиной.

Рынок жилья

kcr103

Чтобы понять, что произошло на рынке жилья, мы должны сделать шаг назад во времени, к последствиям технического пузыря и краху фондового рынка 2000-02 годов. Резкое снижение фондового рынка, объединенного с сопровождающей его рецессией и террористическими атаками 11 сентября 2001, заставило Федеральную резервную систему (ФРС) понижать ставку федеральных фондов к беспрецедентной величине в 1%. Экономика и фондовый рынок действительно восстанавливались, но медленный темп подъема экономики побудил ФРС поддерживать необычно низкие процентные ставки в течение длительного периода времени. Длительный период низких процентных ставок помог ФРС достичь ее целей, но он также способствовал огромному буму на рынке недвижимости.

Поскольку цены на жилье взлетели во многих областях страны, ипотечные кредиторы, предлагали множество финансовых продуктов, разработанных, чтобы помочь покупателям приобретать более дорогие дома… В то же время, кредиторы ослабили стандарты андеррайтинга, что позволило более маргинальным покупателям получать ипотечные кредиты. Сочетание низких процентных ставок и легкого доступа к кредитам вызвало резкое увеличение стоимости дома.

Потребители исторически считали, что цены на жилье не снизится, и что покупка дома является одной из лучших инвестиций которую они могут сделать. Растущий рынок жилья подтверждает эти убеждения это и побудило прилив среди потребителей, чтобы купить дом, как можно быстрее, прежде чем цены выросли еще больше. Многие люди также начали спекулировать на рынке жилья путем покупки дома в надежде „перепродать“ их быстро для получения прибыли. По мере того, как цены на жилье продолжали расти, рынок стал приобретать все характеристики классического пузыря.

Секъюритизация

Секьютиризация – это финансовая операция, при которой различные виды активов, обеспечивающий процентный доход (жилищные и коммерческие ипотечные кредиты, автокредиты, кредиты на обучение и т.д.) объединяются в пул, на основе которого выпускают ценные бумаги и размещают среди широкого круга инвесторов.

kcr104

В широком понимании – это один из способов финансирования или, точнее выражаясь, рефинансирования, будущих процентных поступлений. Речь идет о механизме, при котором активы (читай кредиты) списываются с баланса банка, отделяются от остального имущества и продаются некоему специальному посреднику (Special Purpose Vehicle — SPV), который, в свою очередь, выпускает ценные бумаги (обычно это долговые обязательства), обеспеченные этими активами, и реализует их на рынке.

Секъюритизация описывает процесс объединения финансовых активов и превращения их в торгуемые ценные бумаги. Первыми продуктами, которые были секьюритизированы, была ипотечные продукты, а так же коммерческие ипотеки, дебиторские задолженности по кредитным картам, автомобильные кредиты, кредиты на образование и многие другие финансовые активы.

Секъюритизация предоставляет несколько преимуществ участникам рынка и экономике включая:

  1. Обеспечение финансовых учреждений механизмом удаления активов с их балансов и увеличение доступного пула капитала;
  2. Понижение процентных ставок по кредитам и ипотекам;
  3. Увеличение ликвидности во множестве ранее неликвидных финансовых продуктов, превращая их в торгуемые активы.
  4. Перераспределение и деверсификации риска

В дополнение к ее преимуществам у секъюритизации есть два недостатка.

Прежде всего, это приводит к тому, что кредиторы в реальности не имеют собственных балансах те обьемы кредитов которые они выдают. Это происходит, чтобы распределить бизнес-модель, давая меньше стимула кредитору удостовериться, что заемщики могут в конечном счете погасить свою задолженность и поэтому понижают кредитные стандарты.

Вторая проблема связана с распределением секъюритизации риска среди более широкого разнообразия инвесторов. Во время нормальных циклов это одно из преимуществ секъюритизации, но во времена кризиса распределение риска также приводит к более широко распространенным потерям, чем могло бы произойти в противном случае.

В годах, предшествующих кредитному кризису, инвесторы ищущие доход часто, фокусировались на секьюритизированных продуктах, которые, казалось бы предлогали привлекательную комбинацию высокой доходности и низкого риска. Пока цены на внутреннем рынке остались относительно стабильными, и домовладельцы продолжали платить свои ипотеки, казалось, было мало причины не купить ‘AAA’-rated секьюритизированные продукты.

Заключение

«Большое замедление» начала 2000-2010 годов принудило инвесторов принимать на себя большие уровни риска и использовать более высокие уровни левереджа. Низкие процентные ставки этого периода также способствовали образованию пузыря на рынке недвижимости и увеличенной готовности потребителями взять больше долга.

Одновременно, широкое использование секъюритизации означало, что риск от ипотеки и многих других кредитов был распространен в экономике.

Комбинация:

  • увеличенной готовности принять на себя риск,
  • чрезмерный левередж,
  • пузырь на рынке недвижимости и
  • широко распространенная секъюритизация

создала совершенную среду рождения для кредитного кризиса…..

 

Часть 4: Что вызвало кризис?

В этой части мы рассмотрим причины кредитного кризиса, начнем со снижения активности на рынке жилья, что в конечном итоге привело к повышению уровня ипотечных дефолтов. Эти неплатежи вызвали падения стоимости обеспеченных ипотекой ценных бумаг и, поскольку потери на ипотечном рынке росли, инвесторы постепенно начинали избегать любого риска. В результате, мировые цены на активы упали, ликвидность иссякла, и началась паника на рынке.

Мыльный пузырь недвижимости

Это широко распространено мнение, что цены на жилье не снизятся, и именно это убеждение привело поколение потребителей расценивать покупку жилья в качестве основы своих финансовых программ. Совсем недавно, спекулянты использовали эту логику в качестве их обоснования покупки дома с намерением перепродажи. Как только темп роста цен на жилье резко увеличился за первые годы 21-го века, многие люди начали верить, что цены на жилье не только не снизятся, но будут и дальше продолжать расти до бесконечности.

Вера в то, что цены на жилье не снизятся был основным тезисом в структурировании и реализации ипотечных ценных бумаг. Таким образом, модели инвестиционных фирм, используемые для структурирования ипотечных ценных бумаг не адекватно учитывали той возможности, что цены на жилье могут не только расти, но и падать.

Точно так же, рейтинговые агентства назначая высокий рейтинг ‘ААА’, для многих ипотечных ценных бумаг частично основались на предположении, что цены на жилье не будут падать. Инвесторы приобретая эти ценные бумаги полагали, что они находятся в безопасности, и что основная сумма, а так же проценты по кредитам лежащим в основе их активов будут погашены своевременно.

Снижение цен на внутреннем рынке

К сожалению, в 2008 году убеждение, что цены на жилье не снизятся оказалось неверным; цены на жилье начал падать в 2006 году и к 2008 году, они снизились до уровня которого не видели со времен Великой депрессии.

По оценкам агенства Standard & Poor’s, по состоянию на 2008, цены на жилье снизились на 20% по сравнению с пиковыми ценами 2006-го года, а в некоторых сильно пострадавших районах этот показатель был еще выше.

Поскольку цены начали снижаться, домовладельцы, которые планировали продать свою недвижимость с прибылью оказались не в состоянии сделать это. Другие домовладельцы нашли, что непогашенный остаток по их ипотечных кредитах был больше, чем рыночная стоимость их домов. Это условие, известное как ипотека «с ног на голову» снизило стимул для домовладельцев в их обязанности продолжать делать ипотечные платежи.

Одна часть жилищного сектора, которая испытала наиболее резкое схлопывание и последующий распад был рынок субстандартной ипотеки. Субстандартные ипотечные кредиты выдаются домохозяйствам с кредитным рейтингом ниже среднего или аналогичной историей дохода и, как правило считаются более рискованным, чем традиционные «PRIME» ипотеки.

kcr105

Хотя они составляют меньшинство от общерыночного количества ипотечных кредитов, субстандартные ипотечные кредиты становились все более и более важными на протяжении многих лет. Много людей, которые получали субстандартные ипотеки во время бума недвижимости, брали их с надеждой на быструю перепродажу домов с целью извлечения выгоды. Фактически, такая тактика работала хорошо до тех пор пока цены на внутреннем рынке стремительно росли. Других ипотечных заемщиков заманили изначально низкими процентными платежами которые давались на определенный льготный период, но когда эти «манящие» ставки возвратились к текущим рыночным, многие домовладельцы не смогли позволить себе новые, гораздо более высокие выплаты по своим ипотечным кредитам.

Проблема на рынке обеспеченных ипотекой ценных бумаг

kcr106

Поскольку падение цен на жилье ускорялось, все большее число людей оказались в ситуации, когда выплата ежемесячных платежей по кредиту превратилось для них в непосильную ношу. Эта ситуация в конечном итоге привела к растущему уровню ипотечных дефолтов. Многие из этих ипотек были «секьюритизированы» и перепроданы на вторичном рынке.

Дисперсия риска, как правило хорошая вещь, но в данном случае это также означало, что потенциальные убытки от дефолтов были распылены более широко, чем это могло бы быть. Неплатежи оказали хаотичное негативное влияние на определенные выпуски облигаций. Это вызвано тем, что в типичном соглашении обеспеченной ипотекой ценной бумаги, любые ипотечные неплатежи первоначально влияют только на низкорейтинговые транши. Это означает, что даже если полная ставка по умолчанию для пула ипотек является относительно низкой, потеря для определенного транша обеспеченных ипотекой ценных бумаг могла быть существенной.

Когда инвесторы, которые держат эти транши, используют левередж, потери могут быть еще больше. Из опасения стогнации на рынке жилья, участники рынка начали избегать связанных с ипотекой рисков. Инвесторы стали нервничать еще больше после того, как Bear Stearns был вынужден закрыть два хедж-фонда, которые пострадали от очень больших потерь на необеспеченных ипотечных ценных бумагах. Поскольку размер и частота связанных с ипотекой потерь начали увеличиваться, ликвидность начала испаряться для многих других типах секьюритизированных ценных бумаг с фиксированной процентной ставкой, что привело к увеличению неопределенности в определении их истинной ценности.

Финансовые компании ранее использовали фактические рыночные цены для того, чтобы оценить свои активы, но в отсутствие торговой активности, фирмы были вынуждены использовать компьютерные модели, чтобы хотя бы приблизительно определить стоимость своих активов. Поскольку рынок продолжил снижение, инвесторы начали сомневаться в точности этих моделей. Внедрение новых правил бухгалтерского учета рыночной переоценки усиливало негатив в ситуации требуя, чтобы финансовые фирмы все время сообщали о переоценке ценных бумаг, даже если они не намеревались продать их. Это благонамеренное правило было реализовано в неподходящее время и еще больше подлило масла в огонь..

Нисходящая спираль

Инвесторы скоро стали интересоваться, знают ли финансовые учреждения истинные масштабы потерь в своих балансах. Эта неопределенность привела к резкому снижению цен на акции многих финансовых компаний и рост нежелания принять участие в торгах на рисковые активы.

Поскольку инвесторы пытались продавать на рынке без покупателей, цены упали еще ниже. Вскоре, наиболее рискованные активы стали быстро снижается в цене и паника охватила весь рынок. Началась кредитный кризис.

Заключение

После длительного периода относительного спокойствия, снижение на рынке жилья привело к падению стоимости ипотечных ценных бумаг. Убытки от этих и других труднодооценеваемых ценных бумаг вскоре распространилась и охватила все рисковые активы, что вызвало страх со стороны инвесторов и нежелание предоставить ликвидность на рынке. Раскручивание спирали ускорилось и страх превратился в панику, финансовые рынки были повергнуты в жестокий кризис.

Часть 5: Взгляд сверху

Кредитный кризис 2008 года включает в себя некоторые ключевые события. Давайте посмотрим на ряд событий, которые изменили мировое финансовое сообщество и навсегда изменили инвестиционный ландшафт.

Кризис: Спреды

Во время четырехлетнего периода до начала кредитного кризиса, финансовые рынки были относительно спокойными, и компенсация за предполагаемый дополнительный риск была минимальной. Однако, начиная с 2007 года, рынки вошли в период беспрецедентной волатильности. По мере того, как происходило разворачивание кредитного кризиса, финансовые учреждения и хедж-фонды начали сообщать о большиех потерях по их субстандартных ипотечным и секьюритизированным продуктам. Потому, как эти продукты чрезвычайно трудно поддавались оценке, точная величина потенциальных убытков оставалась неопределенной. В условиях этой неопределенности, многие участники рынка предпочли избегать всех рисковых активов, предпочитая инвестировать в ультра-безопасные казначейские векселя.

Как только инвесторы стали избегать риска, ликвидности начала испарятся, уменьшая для потенциально качественных заемщиков и корпораций доступ к кредитным рынкам. По мере того, как снижалась ликвидность, цены на активы падали все больше и больше, негативные слухи кружились вокруг ранее надежных компаний. Несколько видных хедж-фондов выдержали большие потери, Countrywide Financial балансировал на грани банкротства, Bank of America (NYSE: BAC) приобрел часть компании за $ 2 млрд в августе 2007 года; и в конечном счете приобрел и оставшуюся часть Countrywide в январе 2008 года.

После агрессивных действий Федеральной резервной системы, рынки, казалось успокоились, но в 2007 году пришел к концу и этот период затишья.Генеральные директора крупных финансовых фирм, таких как Citigroup (NYSE: C) и Merrill Lynch (NYSE: MER) были вынуждены уйти в отставку после раскрытия массовых потерь по позициям экзотических облигаций. Эти отставки не положили конец потерям финансовых компаний, слухи продолжали ползать, волатильность оставалась высокой, а финансовые рынки все так же испытывали проблемы ликвидности.

Многие из рискованных активов, которые были причиной для беспокойства, такие как структурированных инвестиционных инструментов (SIVs), обеспеченные долгами обязательства (CDOs), и других структурированных продуктов, чрезвычайно сложны и трудны в оценке. Они также редко торгуются, что затрудняет их точную рыночную оценку. Участникам рынка не нравились большие потери в финансовых фирмах, но еще больше они опасались, возможных будущих потерь, которые трудно было спрогнозировать. Эта неспособность точно установить истинные масштабы потерь подорвали доверие в силу многих финансовых фирм и к финансовой системе в целом.

Углубления кризиса

В марте 2008 года Bear Stearns рухнул и был куплен JPMorgan (NYSE: JPM) при посредничестве Федеральной резервной системы. В промежутке 72-х часов, Bear Stearns пошел путь от прибыльного предприятия до предприятия на грани банкротства. Это было связано с отсутствием ликвидности и потерей доверия, которыое было вызвано отказом контрагентов отказаться от ведения бизнеса с Bear Stearns. Опасаясь, что крах Bear Stearns может серьезно повредить всю финансовую систему, ФРС организовал покупку Bear Stearns JP Morgan, и зашла так далеко, что гарантировала некоторые из обязательств Bear Stearns.

kcr107

Потенциально более серьезная ситуация начала разворачиваться летом 2008 года, когда Fannie Mae и Freddie Mac, два гигантских федеральных жилищные агентства, начали испытывать большие потери своих ипотечных портфелей. Fannie и Freddie имели жизненно важное значение для восстановления жилищного сектора. Выпуски долговых обязательств были такие массированные, что широкое владение ими подразумевало государственную гарантию и перекладывало ответственность на правительство, что поставило правительство перед выбором принять меры для защиты держателей облигаций или рисковать на широкой основе с непрогнозируемыми последствиями финансово-экономического краха.

Идеальный шторм

7 сентября 2008 года Федеральное агентство по финансированию жилищного строительства (FHFA,) в сочетании с Казначейством перевело Fannie Mae и Freddie Mac под федеральную опеку в рамках плана по усилению жилищных агентств. Была надежда что эта акция восстановит доверие к ипотечному рынку, но вместо этого вторая половина сентября показала беспрецедентное переформирование финансового ландшафта и одни из самых высоких уровней волатильности на финансовых рынках.

Вскоре после того, как жилищная ситуация с ипотечными агентствами прояснилась, уверенность инвесторов во многих других почтенных финансовых учреждениях начала испаряться. 15 сентября Lehman Brothers (OTC:LEHMQ) объявил банкротство и Merrill Lynch согласился на поглощение со стороны Bank of America. 16 сентября American International Group (AIG), когда-то крупнейшая страховая компания в США, получил экстренный займ в размере $85 миллиардов от федерального правительства, чтобы предотвратить банкротство компании и хаос, который, возможно последовал бы в финансовой системе если эти деньги небыли бы внесены.

Потери на облигациях Lehman Brothers и при почти полном отсутствии ликвидности начали сильно влиять на несколько фондов денежного рынка. Фонды денежного рынка обычно считаются среди самых безопасных доступных инвестиций. Когда самый старый фонд денежного рынка страны, Резервный Фонд, задекларировал убытки 17 сентября, паника окончательно утвердилась на торговых площадках и повлияла на желание инвесторов иметь на руках, какие то иные активы кроме векселей Казначейства США.

Слухи о банкротстве продолжали циркулировать среди широкого спектра финансовых компаний, в том числе таких молодцов, как Goldman Sachs (NYSE: GS) и Morgan Stanley (NYSE: MS), двух крупнейших и наиболее престижных инвестиционных банков на Уолл-стрит. Сомнения в их способности выжить повлияло на то, что появилось желание изменить их нормативный статус и сделать из них коммерческие банки, что и произошло 21 сентября. Эти действия ознаменовали конец эры больших, автономных инвестиционных банков на Wall Street.

25 сентября, Washington Mutual (OTC: WAMUQ), крупнейший в стране сберегательный банк был обьявлен несостоятельным и при содействии Федеральной корпорации по страхованию депозитов (FDIC) его активы были проданы JPMorgan. 29 сентября, активы Wachovia (NYSE: WB) (четвертого по величине банка страны) были приобретены Citigroup в рамках сделки, которая включала поддержку со стороны FDIC. Впоследствии, Wells Fargo (NYSE: WFC) также проявил заинтересованность в активах Wachovia и стал приобретателем оставшейся части компании по более высокой цене, чем та которую предложил Citigroup.

Мир на грани

В результате этих неудач и поглощений очень крупных финансовых институтов, рынки продемонстрировали крайнюю суматоху. В один момент, спрос на казначейские векселя была настолько велик, что доходность по ним стала негативной, как не парадоксально это звучит, так как инвесторы бежали в самый безопасный актив в мире.
Кредитные спрэды (дополнительная компенсация требуемая для инвестирования в рисковые активы) побил все максимумы и многие инструменты с фиксированным доходом и краткосрочные кредитные рынки практически перестали функционировать.

рисунки сделать с графиков. Добавить MSCI

Акции упали, и Dow Jones Industrial Average притерпел за неделю значительное падение, как и Morgan Stanley Capital International World (фондовый индекс, отражающий ситуацию на всемирном фондовом рынке) (MSCI).

Столкнувшись с увеличивающейся возможностью системного краха финансовой системы, влиятельные политики во всем мире использовали все доступные инструменты в их распоряжении, чтобы смягчить и подавить кризис. Во многих странах были национализированы финансовые учреждения, и главы центробанков поставили беспрецедентные уровни ликвидности на торговые площадки. В США Министерство финансов представило план на $700 миллиардов, разработанный, чтобы вернуть ликвидность балансам банков, восстановить их кредитоспособность и повторно поддержать их готовность предоставить кредиты компаниям и потребителям.

Заключение

Все вместе события, приведшие к кредитному кризису, составили самое монументальное изменение финансовой среды начиная с Великой Депрессии; они также представили самую серьезную угрозу глобальной финансовой системе с этого времени. Инвесторы, которые понимают истинную глубину этих событий, будут лучше подготовлены к изменяющемуся инвестиционному климату, с которым они несомненно столкнутся.

 

Часть 6: Ответ правительств

Кредитный кризис представлял самую серьезную угрозу глобальной финансовой системе с 1930-х. К счастью, действия влиятельных политиков носили превентивный характер в их усилиях по смягчению эффектов кризиса. Эта часть предоставит обзор некоторых самых важных действий правительства.

Смягчение финансовых кризисов

Принципы смягчения финансовых кризисов были установлены больше чем 100 лет назад в книге Бейджгота Уолтера «Ломбард-стрит: описание денежного рынка». В своей книге Бейджгот подчеркнул, что для того чтобы остановить панику, центральный банк должен произвести впечатление, которое можно выразить предложением: «хотя мы и уважаем банки, но они нужны только для того, что бы давать нам деньги». Бейджгот так же сказал, что центральный банк должен «кредитовать свободно, смело, настолько, чтобы общественность могла почувствовать, что дефицита денег не будет, они будут доступны и опасаться нечего». Главы центро-банков продолжают следовать этому предписанию, вот почему они обычно понижают процентные ставки, когда надвигается финансовый кризис.

kcr108

Второй важный принцип для минимизации эффектов финансового кризиса, это то что в обществе должна поддерживаться уверенность в безопасности банковской системы. Потребитель не должен паниковать настолько, чтобы у него появилось желание снять свой депозит. Уверенность в банковской системе часто обеспечивается, предоставлением правительственных гарантий на банковские депозиты, такие, как страховая программа U.S.FDIC.

Для влиятельных политиков также важно реагировать очень быстро, когда приближается кризис. Действительно, чем раньше влиятельные политики признают и отреагируют на кризис, тем более эффективны будут их действия. Если необходимая ликвидность предоставлена быстро, и уверенность в банковской системе сохраняется, эффекты кризиса могут быть смягчены.

Федеральная Резервная система

Федеральная Резервная система (ФРС) была чрезвычайно активна в своих действиях по поддержке стабильного функционирования финансовой системы во время кредитного кризиса. ФРС понизила свою ключевую ставку, чтобы предоставить дополнительную ликвидность финансовой системе, расширила диапазон обеспечения, которое она была готова принять взамен кредитов, и предоставила прямые линии кредита более широкому кругу финансовых учреждений (ранее только коммерческие банки могли занимать непосредственно у ФРС.).

Когда Bear Stearns был на грани банкротства, ФРС также гарантировала значительную часть обязательств Bear Stearns, чтобы упростить ее поглощение JPMorgan. Меры, которые приняла ФРС, помогли поддержать уверенность и ликвидность в финансовой системе, как часть усилий по смягчению эффектов кредитного кризиса.

Правительство спасает известные финансовые фирмы

Исполнительная власть правительства была также вовлечена в поддержание стабильности в финансовой системе. Эти усилия включали прямую помощь многим известным финансовым фирмам. 7 сентября Федеральное агентство по финансированию жилья (FHFA), вместе с Министерством финансов, поместило Fannie Mae и Freddie Mac под свою опеку, в рамках плана по усилению жилищных агентств. В дополнение к опекунству Казначейство обязывалось влить до $100 миллиардов в каждое агентство в случае необходимости, чтобы поддержать положительный собственный капитал, обеспечить неограниченную кратковременную ликвидность при необходимости и купить поддержанные ипотекой ценные бумаги на открытом рынке. В обмен на эту поддержку, правительство получило ордер на покупку 79,9% Fannie Mae и Freddie Mac за символическую сумму.

Правительство приняло эти меры, чтобы обеспечить стабильность финансовым рынкам, поддержать доступность ипотечных финансов и защитить налогоплательщиков от чрезмерных потерь.

После спасения Fannie Mae и Freddie Mac, правительство приняло решение не спасать Lehman Brothers. Вместо этого, 15 сентября, оно позволило ему объявить о банкротстве. Однако 16 сентября правительство предоставило AIG (NYSE:AIG) экстренный займ на $85 миллиардов в обмен на 80%-ю долю в компании. Правительство приняло решение вмешаться, понимая то, что банкротство AIG могло представлять системный риск для финансовой системы, в то время как банкротство Lehman Brothers — нет. Впоследствии, правительство еще более увеличило свою финансовую поддержку AIG.

kcr109

Несмотря на поддержку Fannie Mae и Freddie Mac, а так же дотации AIG, условия продолжали ухудшаться в течение сентября 2008, и становилось все более и более ясно, что финансовая система приближалась к краю пропасти.

«Антикризисный план»

Столкнувшись с возможностью системного краха финансовой системы, Казначейство предложило план на $700 миллиардов, который включал в себя покупку правительством обесцененых активов находящихся на балансах банков. Казначейство предполагало держать обесцененные активы, пока рынок не улучшился, и затем перепродайте их, возможно даже заработав на этом прибыль.

Палата представителей США первоначально отказалась принимать законопроект, предоставляющий Казначейству полномочия для осуществления их плана, что послало S&P500 в нокаут, самый жесткий с Черного понедельника в 1987. Казначейство впоследствии пересмотрело свое предложение, что было вызвано стремительно ухудшающимися условиями на финансовом рынке и 3 Октября 2008 Палата проголосовала этот план.

После принятия экстренного экономического закона о стабилизации 2008 («антикризисный план»), условия финансового рынка продолжали ухудшаться, что побудило Казначейство пересмотреть свой ранее одобренный план и решить, что более быстрее и эффективней вложить выделенный капитал непосредственно в компании, чем выкупать с их балансов токсичные активы.

С этой целью Казначейство инвестировало $125 миллиардов в девять крупнейших американских банковских учреждения и сделало доступными по первому требованию дополнительно $125 миллиардов для более мелких фирм. В обмен на свои капитальные вливания Казначейство получило привилегированные акции этих компаний, в ожидании того, что все вложения будут возмещены полностью и принесут доход.

Другие государственные программы, по смягчению кризиса включали в себя положения по увеличению страхования банковского депозита FDIC с предыдущих 100,000$ до текущих 250,000$.Так же был разработан план, который позволял финансовым фирмам выпускать кратковременные облигации, которые предполагали страховку от FDIC и правительственную гарантию для некоторых депозитов фондов денежного рынка.

В целях стимулирования рынка для краткосрочного кредитования среди корпораций, правительство предложило приобрести коммерческие бумаги у эмитентов с высоким рейтингом, которые не могли собрать деньги на частном рынке.

Наконец, правительство также предложило фискальный пакет стимулов, предназначенный обеспечить толчок экономической активности. Эта готовность использовать бюджетные расходы для стимулирования экономики в период экономического спада, является улучшенными мерами по сравнению с мерами выработанными политиками в 1930-х, когда в целом считалось, что бюджеты должны быть сбалансированы, даже во время экономического спада.

Комбинация этих мер была разработана, чтобы восстановить ликвидность и доверие к рынку, а так же призвана ослабить последствия финансового кризиса. Подобные планы были осуществлены глобально, как часть усилий по стабилизации финансовой системы и стимулированию экономической активности.

Заключение

После краха фондового рынка в 1929 году, политики совершили три ошибки. Они:

  1. ужесточили денежно-кредитную политику,
  2. ограничили бюджетные расходы и
  3. не повысили доверие к банковской системе.

Широко распространено мнение, что эти ошибки усугубили последствия депрессии.

Эти уроки были усвоены и не повторились во время кредитного кризиса 2008 года, в ходе которого ФРС предоставила огромное количество ликвидности в финансовую систему. Кроме того, правительство увеличило расходы, тем самым обеспечивая финансовый стимул для экономики. Наконец, правительство приняло чрезвычайные меры для обеспечения доверия к финансовой системе с помощью различных гарантий, страховых программ, кредитов и прямых инвестиций…

 

Часть 7: Рыночные последствия

Кредитный кризис 2008 позиционируется, как одна из самых серьезных угроз для мировой финансовой системы, начиная с 1930-х годов. Это не удивительно, что кризис отпустил с привязи беспрецедентную волатильность на финансовых рынках и привел к большим потерям для многих инвесторов. Давайте взглянем на движения рынка в период кредитного кризиса и как в результате всех событий было подорвано доверие инвесторов.

Обзор Реакций рынка

  1. T-bils (ГКО) торговались с отрицательной доходностью.
  2. Значительно увеличиваются премий за риск по корпоративным облигациям.
  3. Падение S&P500 и ведущих мировых индексов.
  4. Мировые фондовые рынки снизились более чем на 30% за 2008 год.
  5. Развитие общей нехватки доверия или ликвидности на рынке.

Рынок облигаций

В самом его начале, кредитный кризис в первую очередь отражается на рынке облигаций, так как инвесторы, начинают избегать рискованных активов в пользу ультра-безопасных ценных бумаг казначейства США.

рис.

График показывает учет спреда опциона (option adjusted spread (OAS) на корпоративных облигаций Merrill Lynch Индекс. OAS отражает дополнительную компенсацию которую требуют инвесторы за покупку корпоративных облигаций в отличие от ультра-безопасных казначейских ценных бумаг. Не демонстрируя практически никакой волатильности между 2003 и середине 2007 годами OAS увеличился до рекордного уровня в начале 2008 года, а затем резко взлетел, как только во второй половине 2008 года кризис усилился. Мало того, что это резкое увеличение вызвало крупные потери для многих банков и инвесторов, но также повлекло гораздо более высокие затраты по займам для компаний, желающих привлечь капитал.

В то время, как на рынке облигаций инвесторы продавали рискованные активы, в то же время они помчались со своими деньгами к безопасным казначейским ценным бумагам США. Во время кредитного кризиса, доходность по двухлетним казначейским облигациям упала с более чем 5% до менее 1%. Доходность по более краткосрочным U.S. Treasury снизилась еще больше, и в один момент стала отрицательной. Иными словами, у инвесторов осталось настолько мало доверия к финансовой системе, что они были готовы платить в казну за сохранность своих денег, а не инвестировать их в попытках заработать разумную норму прибыли.

Фондовый рынок

В то время, как курс акций постоянно падал начиная с достижения ими максимумов в ноябре 2007, продажи, усилились после банкротства Lehman Brothers в сентябре 2008. Когда Палата представителей США не одобрила антикризисный план Казначейства 29 сентября, S&P 500 упал на 8.8%, и это было его самое большое однодневное падение с Черного понедельника 1987 года.

рисунок с графика

В тот же самый день, совокупные потери американского фондового рынка превысили $1 триллион. США, Европа и Азия, так же перенесли снижение своих фондовых рынков, но некоторые рынки, такие как Гонконг и Россия, упали еще глубже. Другими словами, инвесторы ищущие убежища от падающих рынков ни где не могли его найти. Даже Мексика упала более чем 33%-м YTD с ноября 2008.

Уверенность инвесторов

Неуверенные действия на рынках облигаций и фондовом рынке были самыми заметными отражениями кредитного кризиса. Менее заметным, но все же более важным, было то, что происходило с доверием инвесторов. На самом базовом уровне, современная финансовая система зависит от доверия и уверенности среди инвесторов. Без этого доверия, долларовая банкнота, собственно как и любая другая является всего лишь кусочком бумаги.

Самый опасный аспект кредитного кризиса был в том, что это доверие начало разрушаться, так как инвесторы поставили под сомнение платежеспособность банков и других финансовых учреждений. Эта эрозия доверия съедала само основание современной финансовой системы и явилось причиной, почему кредитный кризис представлял собой такую серьезную угрозу.

Доверие не так легко измерить, как стоимость акции или облигации. Однако, один хороший показатель уровня доверия к рынку в течение кредитного кризиса был обозначен в изменении ставки ЛИБОР (LIBOR).
LIBOR представляет собой процент, под который крупные мировые банки готовы кредитовать друг друга на краткосрочной основе. В обычные времена, крупные банки несут в своей деятельности малую рисковую составляющую, следовательно ставка LIBOR движется синхронно с доходностью по краткосрочным казначейским ценным бумагам США. Вот почему LIBOR редко обсуждается за рамками рынка облигаций, несмотря на то, что около 10 триллионов долларов связаны с ним в виде займов.

kcr110

В разгар кредитного кризиса, однако, LIBOR стал важной темой разговора и одним из лучших показателей глобального кредитного замораживания. Оставаясь неизменной в течение более трех месяцев, LIBOR резко напомнила о себе шипами на графике после банкротства Lehman Brothers в сентябре 2008 г. Этот всплеск отразил растущее нежелание со стороны банков кредитовать друг друга.

В глобальной экономике, основанной на кредите и доверии, это было чрезвычайно тревожным знаком, и побудило беспокойство среди политиков, что мировая финансовая система столкнулась с системным коллапсом.

После резкого увеличения, LIBOR резко упал в октябре 2008 года, после того как объединенные действия глобальной политики помогли облегчить страх среди участников финансового рынка. На самом деле, из-за сокращения процентной ставки центрального банка, процентная ставка LIBOR фактически упал ниже, чем это была до банкротства Lehman Brothers.

Заключение

Эта часть исследовала некоторые реакции рынка на общий кредитный кризис. Инвесторам, которые следовали за рынками во время этого периода, не нужно напоминать о беспрецедентной волатильности или драматическом снижении ценности широкого диапазона класса активов. Однако большей частью беспокойство от последствий кризиса было вызвано эрозией доверия инвесторов к финансовой системе в целом. Эта эрозия была продемонстрирована, частично, увеличением ставки LIBOR. Именно эта эрозия уверенности вызвала такую глубокую озабоченность среди влиятельных политиков и вызвала те драматические меры, которые они принимали.

 

Часть 8: Уроки

Даже в разгаре бычьего рынка с растущей повышательной тенденцией, успешная навигация финансовых рынков является проблемой для инвесторов. Эта проблема увеличивается по экспоненте во время кризисов рынка. Именно в эти времена твердые основные принципы инвестирования выплачивают самые большие дивиденды. Действительно, инвестиционные уроки полученные и закрепленные во время этих трудных периодов, могут увеличить шансы на успех инвестора не только во время кризиса, но также в будущих циклах рынка. Эта последняя часть исследует важные инвестиционные уроки, которые могут быть извлечены из кредитного кризиса.

Инвестирование во времена смуты

Трудно избежать желания покупать рыночный пузырь. Никому не нравится смотреть со стороны, как все вокруг них делают деньги, но история показала снова и снова, что рыночный пузырь всегда рвется. Некоторые инвесторы могут безупречно выбирать время для инвестирования и в состоянии съездить на бычьем тренде к его вершинам, прежде чем продать, но продать в правильный момент дано не всем, эти удачливые души действительно редки, и попытка копирования их уникального таланта вероятно, не самый успешный рецепт для среднего инвестора.

Как только пузырь лопается (а это происходит всегда), следующее за ним снижение может быть еще более эмоционально вызывающим, чем сам пузырь. В то время, как пузырь обычно разрастается в течение долгого времени, катастрофа развивается с ошеломляющей скоростью. В течение этих времен чувство страха на рынке может стать настолько осязаемым, что легко понять, почему некоторые биржевые крахи были маркированы словом «паника».

Все инвесторы испытывают эмоции жадности и страха во время пузырей и катастроф рынка. Признание этого факта, а так же признание того, что рынки часто ведут себя абсурдно, могут позволить инвестору отстраниться и объективно оценить финансовые рынки. Успешные инвесторы в состоянии придерживаться их инвестиционных планов, независимо от текущего направления менталитета стада. Фактически, действительно великие инвесторы часто обладают способностью действовать вопреки стаду. Инвесторы, которые готовы продать-когда другие жадно покупают, купить-когда другие обычно боятся, испытывают большой успех в течение своей инвестиционной карьеры.

 

Бесконечные Инвестиционные уроки

1. Имейте план и придерживайтесь его.

Есть бесчисленное множество путей к финансовому успеху. Тем не менее, инвесторы, которые слепо бросаются от одной стратегии к другой редко процветают в долгосрочной перспективе. Инвесторы, которые имеют план и держаться этого плана имеют гораздо больше шансов на реализацию своих финансовых целей.

2. Помните, что фундаментальная ценность всегда имеет значение в долгосрочной перспективе.

Инвестиционные оценки часто не отражают фундаментальную стоимость, потому что поведение участников рынка обычно иррациональное. Тем не менее, с течением времени, рынки всегда вернуться к долгосрочному равновесию. Это было продемонстрировано во время кредитного кризиса резким снижением стоимости многих ранее завышенных цен на активы. Это также было продемонстрировано, когда со временем, цены на качественные активы вновь увеличились до их истинных значений.

3. Всегда сосредоточивайтесь на управлении рисками.

Портфели могут нести слишком много рисков, умышленно или неумышленно. Вы не должны избегать рисков, но вы должны уметь управлять ими. Этот принцип важен во время кризисов или медвежьих рынков, но это еще более важен во время бычьих рынков и пузырей.

4. Не полагайтесь на сторонние мнения.

Аналитики и рейтинговые агентства несут нам ценную информацию, но и они не являются непогрешимыми. Эти ресурсы обеспечивают отличную отправную точку для проведения инвестиционного анализа и формирования портфеля. Тем не менее, успешные инвесторы должны быть в состоянии провести собственное независимое исследование с целью проверки мнения этих сторонних источников.

5. Рынки могут оставаться иррациональными дольше, чем вы можете оставаться платежеспособными.

Этот урок особенно важен для инвесторов, использующих кредитное плечо. Оценки рынка часто достигают абсурдных уровней либо верхних либо нижних. В то время, как эти оценки всегда возвращаются к своим надлежащим уровням, эта коррекция может занять достаточно много времени Инвесторы должны выбрать свой уровень терпимости к риску и затем не отступать от нее независимо от кажущейся нелогичности рынка.

6. Попробуйте отделить эмоции от действий.

Вполне естественно испытывать широкие эмоциональные перепады, когда рынок неустойчив. Даже самый успешный из профессиональных инвестор начинает испытывать озабоченность, когда рынки падают. Разница между действительно успешным инвестором и средним инвестором в том, что успешные инвесторы не действуют на эмоциях. Они чувствуют эмоции, они признают свои эмоции, но продолжают инвестировать в соответствии с их долгосрочными планами.

7. Убедитесь, что вы можете пройти «тест сна».

Если, вне рыночных часов, инвестор переживает беспокойство о своем инвестиционном портфеле, вполне вероятно, что он принимает на себя слишком большой риск. Бессонные ночи, вызванные озабоченностью рынком часто указывают, что портфель выиграет от сокращения общего риска и перехода к более безопасным активам.

Заключение

В этой статье были рассмотрены важные уроки, которые инвесторы могут вынести из кредитного кризиса. Эти уроки не новы, они всегда были ключевыми принципами для долгосрочного инвестиционного успеха. Тем не менее, во время бычьих рынков легко забыть эти основы. На самом деле, многие инвесторы имеют прибыль во время бычьего рынка независимо от их инвестиционного подхода. Эта прибыль может сильно повлиять на укоренение вредных привычек и может убить в инвесторе дисциплинированную, долгосрочную инвестиционную стратегию. Старый трейдеры с Уолл-стрит любят говорить «никогда не путайте бычий рынок со своей гениальностью».

Ключ к долгосрочному финансовому успеху состоит не в том, что бы просто получить прибыль во время бычьих рынков, а в умении управлять портфелем проходя через разные рыночные циклы. Со временем, инвесторы, которые включают основные принципы инвестирования в свои стратегии будет иметь гораздо больше шансов добиться превосходных результатов. Если инвесторы используют и извлекают правильные уроки из беспрецедентных событий кредитного кризиса, развивают глубокое понимание фундаментальных инвестиционных принципов, они могут в один прекрасный день оглянуться на этот трудный период и признать, что он служил в качестве основы для их будущего успеха.

Источник

Источник