Вторыми после индексов Доу-Джонса на финансовом рынке появились не менее известные фондовые индексы S&P. В 1917 году компания Standard & Poor’s Corporation произвела их расчет уже на базе акций 200 компаний. S&P-500 представляет собой взвешенный по рыночной стоимости индекс акций 500 корпораций, которые представлены в нем в следующей пропорции: 400 промышленных корпораций, 20 транспортных, 40 финансовых и 40 коммунальных компаний. В него включены в основном акции компаний, зарегистрированных на Нью-йоркской фондовой бирже, однако присутствуют также акции некоторых корпораций, которые котируются на Американской фондовой бирже и во внебиржевом обороте.

Индекс представляет около 80% рыночной стоимости всех выпусков, котируемых на Нью-йоркской фондовой бирже. Этот индекс более сложный по сравнению с индексом Доу-Джонса, но он считается также более точным в силу того, что в нем представлены акции большего числа корпораций и акции каждой корпорации взвешиваются на величину стоимости всех акций, находящихся в руках акционеров. Фьючерсы и опционы по нему продаются на Чикагской товарной бирже.
 

Состав индекса S&P 500 ведущих компаний онлайн

 

Линейный график индекса S&P 500 с 1950 по март 2007 гг.

Логарифмический график индекса S&P 500 с 1950 по январь 2008 гг.

 

Об индексе

Индекс S&P 500 включает 500 компаний – лидеров ведущих отраслей американской экономики и пользуется широким признанием по всему миру как лучший индикатор состояния фондового рынка США. Индекс ориентирован на сегмент рынка с высокой капитализацией, охватывая более 80% акций американских компаний, что делает его идеальным инструментом, характеризующим состояние рынка в целом. S&P 500 входит в серию индексов S&P U.S., которые могут использоваться для формирования портфеля ценных бумаг.

Поддержанием S&P 500 занимается Индексный комитет, состоящий из экономистов и индексных аналитиков Standard & Poor’s, который проводит регулярные заседания. Индексный комитет стремиться обеспечить поддержание индекса S&P 500 в качестве одного из основных индикаторов состояния рынка акций американских компаний, в режиме реального времени отражающего уровни риска и доходности бумаг значительной группы компаний с высокой капитализацией.

Кроме того, Индексный комитет внимательно следит за ликвидностью охваченных индексом компаний с тем, чтобы обеспечить эффективную торговля портфелем акций, одновременно стараясь свести к минимуму количество изменений в составе индекса.
 

SPX (Индекс S&P 500) — годовой исторический график с 1971 года

 

 

Методология расчета индекса

При поддержании индекса Индексный комитет руководствуется комплексом опубликованных руководящих принципов. Подробное описание, в том числе критерии включения компаний в список для расчета индекса и причины исключения из него, концептуальные заявления Комитета и материалы исследований публикуются на сайте в разделе «Концептуальные основы работы Индексного комитета». Благодаря этим руководящим принципам обеспечивается необходимая прозрачность и беспристрастность, позволяющие инвесторам конструировать портфель в соответствии с индексом и добиваться такой же доходности, как S&P 500.

Все изменения в индексе S&P 500 публикуются в пресс-релизах и размещаются на интернет-сайте.
 

Критерии включения компаний в список расчета индекса

Компания должна быть американской. Для определения понятия «американская компания» Индексный комитет анализирует ряд факторов, в том числе место ведения деятельности компании, ее корпоративную структуру, стандарты бухгалтерского учета и листинги на биржах.

Рыночная капитализация свыше 4 млрд. долл. Этот минимальный уровень рыночной капитализации периодически пересматривается на предмет соответствия рыночной коньюктуре.

Финансовая устойчивость. Как правило, определяется по указанному в отчетности положительному показателю прибыли за четыре квартала подряд, при этом указанная в отчетности прибыль определяется как чистая прибыль по GAAP за вычетом прекращенных операций и непредвиденных расходов.

Адекватная ликвидность и обоснованная цена. Отношение годового объема торгов должно быть равным или превышать 0,3. очень низкие котирвки могут повлиять на ликвидность акции.

Не менее 50% акций должны находиться в публичном обращении.

Секторальная репрезентативность. Индексный комитет поддерживать баланс индекса S&P 500 в соответствии с секторальным балансом всей группы компаний, имеющих право на включение в индекс, с рыночной капитализацией свыше 4 млрд. долл.

Компания должна работать в секторе производства или услуг. Закрыты фонды, холдинговые компании, партнерства, инвестиционные компании и роялти-трасты (royalty trusts) не могут входить в индекс. Право на включение в индекс имеют инвестиционные фонды недвижимости.

Для сохранения компании в составе индекса не обязательно выполнение всех этих условий. Индексный комитет стремиться свести к минимуму количество изменений в составе индекса и принимает решения об исключении на сугубо индивидуальной основе.
 

Состав индекса S&P 500 на 11 марта 2015 г.

 

Причины исключения компаний из списка для расчета индекса

Существенное несоответствие компании как минимум одному или более критериям включения в индекс.

Компании, находящиеся в процессе слияния, поглощения или существенной реструктуризации, в результате чего они перестают удовлетворять критериям включения в индекс.
 

S&P 500 как эквивалент рынка ценных бумаг

Самое замечательное качество S&P 500 — его способность немедленно улавливать и отражать рост той или иной индустрии, равно как и растущую популярность отдельных компаний.

Скажем, в 1980 году, когда акции энергетических компаний неизменно росли, их вес в индексе S&P 500 был значительно выше обычного. Сегодня энергетика не в почете, и индекс с большой точностью показывает состояние рынка: акциям энергетических компаний отдано в S&P 500 меньше 10 процентов. И наоборот: в 1980 году доля технологического сектора в индексе составляла всего 9 процентов. В настоящее время 21 процент акций, входящих в состав S&P 500, — это акции технологических компаний. Еще одним примером чуткости S&P 500 к состоянию рынка может служить история с Exxon: за период с 1980 года по настоящее время с первого места по весу компания переместилась в индексе на восьмое — вся процедура была проведена без фиксации прибыли от прироста капитала.

Тем временем в число безусловных лидеров вошли General Electric и Microsoft. До 1980-х сектор экономики, в котором работал Microsoft, был весьма незначителен. С наступлением новой эры в технологии компания росла, и, наконец, в 1994 году вошла в состав S&P 500. Влияние Microsoft растет — сегодня его доля в общем весе представленных в индексе компаний составляет около 9 процентов. Доля всех акций технологического сектора в S&P 500 равняется почти 21 проценту. Аналогичный рост пережил и финансовый сектор: если в 1980 году его доля в индексе составляла 10 процентов, то в настоящее время она увеличилась до 16 процентов. Таким образом, без продаж акций и сопутствующей им фиксации прибыли от прироста капитала индекс S&P 500 меняет вес индустрий и компаний в общем списке, постоянно оставаясь настоящим зеркалом американской экономики.

Изменение весов отдельных акций в индексе происходит достаточно просто. Скажем, акции Microsoft выросли на пять пунктов — эта цифра умножается на количество находящихся в обращении акций компании, а полученное произведение прибавляется к весу компании в индексе.

Комитет S&P 500 постоянно занят поиском компаний, чья текущая деятельность открывает в экономике новые горизонты. Сотрудники Комитета корректируют индекс, увеличивая вес индустрии и компаний, недостаточно полно представленных в индексе и исключая те, чрезмерное внимание к которым представляется необоснованным.

Так, в начале 1990 годов Комитет заявил, что финансовый сектор представлен в индексе беднее, чем того требует положение сектора в современной американской экономике. Была начата активная деятельность по внесению в S&P 500 финансовых компаний. В те же годы стало очевидно, что технология — одна из самых быстрорастущих отраслей и что именно она в будущем обеспечит прогресс национальной экономики. Усилиями сотрудников Комитета доля технологического сектора в S&P 500 также начала быстро расти.

Сотрудники и аналитики Комитета постоянно изучают деятельность 56 ведущих групп компаний. Они подробно исследуют функционирование 124 индустрий, публикуют детальные исследования, посвященные 52 наиболее значительным индустриям, а также проводят многочисленные мониторинга 11 экономических секторов.

Едва ли возможно, чтобы компания, занимающая видное место в какой-либо из индустрий, не обратила на себя пристальное внимание Комитета. И если, по некоторым причинам такая компания не будет внесена в S&P 500, сотрудники Комитета, безусловно, будут помнить о ее существовании и следить за развитием.
 

Ликвидность — важнейшее свойство акций, входящих в индекс

Как было отмечено выше, одно из условий включения компании в индекс S&P 500 — высокая ликвидность ее акций. Так, Berkshire Hathaway (BRK.A), по общему мнению, является не только крупнейшей, но и ведущей в своей отрасли компанией, между тем, она не входит и, вероятно, никогда не войдет в S&P 500. Компанию, оценивающуюся более чем в $100 млрд., организовал и возглавил Уоррен Баффет. Комитет S&P 500 давно и хорошо знаком с ее деятельностью, отлично осведомлен о ее прибыльности.

Причина, которой руководствуются работники Комитета, не включая компанию в индекс, заключается в следующем: львиная доля всех находящихся в обращении ценных бумаг BRK.A сконцентрирована в руках членов семьи Баффет, а это значит, что свободном обращении находится лишь небольшое количество данных бумаг, что приводит к их неликвидности и к возможности резких скачков их цены. Включение их в индекс при большой капитализации компании привело бы к неоправданно высокой волатильности индекса и всех его производных.

Недостаточная ликвидность акций BRK.A может привести к тому, что действия двух-трех инвесторов неоправданно быстро изменят цену BRK.A. Акции компании входят в листинги Нью-Йоркской Фондовой Биржи и почти не торгуются — первые сделки по этим ценным бумагам бывают не раньше, чем через полчаса после открытия рынка. Окажись акции BRK.A включенными в индекс, трейдеры малыми лотами стали бы двигать цену на них вверх и вниз — соответственно скакала бы и цена на сам S&P 500.

Общественное внимание всегда пристально следит за изменениями, вносимыми в индекс. Трейдеры, инвесторы и арбитражеры подолгу обсуждают последствия, к которым приведет исключение компании из индекса или включение в нее. В действительности перестановка в индексе — событие не столь существенное. При включении компании в S&P 500 в индекс попадает не более 7 процентов находящихся в обращении ее акций. Цена на акцию в результате такой процедуры обычно почти не меняется.

Если большинство акций крупной компании не находится в свободном обращении, то такая компания не будет включена в индекс S&P 500. Дело в том, что эти акции почти не торгуются. Именно по этой при чине вы никогда не увидите акции Berkshire Hathaway, принадлежащей семье Баффет, в индексе S&P 500.

Семь процентов, о которых шла речь, раскупаются самыми разными организациями. Часть из них попадает в обычные индексные фонды, наподобие Vanguard и Fidelity. Акции недавно вошедших в индекс компаний охотно приобретают фондовые менеджеры, структурирующие биржевые индексные ценные бумаги, такие как State Street Trust Company. Управляющие портфелями других компаний, скажем Barclays Global Investors, также купят эти акции. Таким образом, 7 процентов акций компании, включенной в индекс, попадают в руки держателей индекса и торгующихся на бирже индексных акций. Остальные 93 процента по-прежнему останутся в свободном обращении, обеспечивая тем самым ликвидность индекса.

Вернемся, однако, к примеру Berkshire Hathaway. Известно, что 45 процентами компании владеет сама семья Баффет. Большая доля ценных бумаг принадлежит Чарльзу Мангеру (Charles Munger), партнеру фирмы. Еще часть находится у друзей семьи и соответственно торговаться не будет. S&P 500, скорее всего, наскребет 7 процентов акций, необходимых для включения компании в индекс, между тем, отсутствие ликвидности сделает торговлю данными ценными бумагами почти невозможной. Скажем, в ситуации, когда BRK.A не торгуется в течение всего рабочего утра — а такое случается довольно часто, солидный институциональный инвестор, желающий ограничить риск с помощью покупки данных акций, оказался бы в самом незавидном положении. Под «ограничением риска» я имею в виду покупку отдельных акций в качестве хеджирования позиции по индексу. Скажем, инвестор открыл короткую позицию по SPY и хочет хеджировать ее, купив акции, входящие в состав S&P 500.

Неликвидные акции не входят в состав S&P 500. Работники S&P 500 ставят перед собой цель создать «пригодный для инвестирования индекс», т.е. индекс, обладающий повышенной ликвидностью. На основе индексов S&P 500 работают многочисленные рыночные инструменты, такие как, например, традиционные индексные фонды или биржевые индексные акции. Появление компании в S&P 500 — верный знак того, что акции компании ликвидны; все акции, входящие в состав индекса, должны покупаться и продаваться в количествах, способных удовлетворить нужды любого крупного институционального инвестора
 

О процедуре выбора акций для индекса S&P 500

Комитет индекса S&P 500 ведет постоянное исследование рынка, цель которого — обеспечить верное и своевременное отражение в индексе состояния американской экономики. Комитет изучает данные, освещающие деятельность 10 000 компаний, оценивает рыночную капитализацию различных секторов и взвешивает долю каждой из индустрии.

Работников Комитета интересует не только современное состояние рынка, в их задачи входит также составление планов на будущее. Скажем, Комитет обращает внимание на некую компанию в технологическом или другом быстрорастущем секторе. Компания относится к группе малой капитализации, однако есть надежда, что в ближайшее время ее рыночная капитализация приблизится к $700 — 800 млн. В этом случае компания заносится в список кандидатов на включение в индекс MidCap (S&P 400). Как только капитализация кампании перевалит за $1 млрд., а в индексе освободится место, компания будет внесена в MidCap.

Исключая компанию из индекса, Комитет редко руководствуется собственными соображениями. В большинстве случаев замены диктует сам рынок. Как только становится ясно, что та или иная отрасль заметно замедлила темпы развития, компании этой отрасли начинают одна за другой вычеркиваться из индекса. Компания исключается из индекса и в том случае, когда, по мнению Комитета, она перестает представлять на рынке свой сектор.

Кандидатов на замещение открывшихся в S&P 500 и 400 вакансий всегда много. Сотрудники Комитета проводят многочисленные мониторинги корпоративных событий в финансах и индустрии. В S&P 500 немедленно узнают обо всех слияниях и поглощениях, влияющих на судьбу компаний.

Может также случиться, что акции компаний, входящих в S&P 500 и S&P 400, начинают заметно падать. В S&P 500 есть акции, чья рыночная капитализация снизилась более чем на $500 млн. Такие компании называют в Комитете «падшими ангелами» — по разным причинам их доходы уменьшились, а следовательно, стали ниже и цены на акции. Между тем, кратковременное падение цен на акции компании не является достаточной причиной для ее исключения из индекса. Комитет исключает компанию только в том случае, если она переживает банкротство, сливается с другой компанией либо уменьшается до таких размеров, что не может больше считаться представителем своего сегмента рынка.
 

Глобальное выравнивание

Вес технологического сектора в американской экономике составляет около 20 процентов. Какой бы из индексов вы ни взяли: индекс, включающий компании крупной капитализации; индекс компаний малой капитализации — в любом из них цифра останется прежней — 20 процентов. Индекс Wilshire 4500, индекс Wilshire 5000 и семейство индексов Russell определяют вес технологических компаний одинаково. Самые разные рынки — не только американские, но и рынки разных стран, весь мировой рынок — сходным образом решили вопрос о роли и важности данного сектора.

Обратимся к другому примеру. В глобальной перспективе индустрия здравоохранения США опережает сходные индустрии других стран. В любой другой части мира компании, занятые здравоохранением, менее развиты, чем в Америке. Самый беглый просмотр европейских и азиатских индексов подтверждает вывод о том, что в этих частях света доля здравоохранения среди других индустрий вполовину меньше, чем в США. Дело в том, что именно в Америке находится большинство крупнейших фармацевтических фирм. Американские компании, естественно, проводят маркетинг и рекламу прежде всего на родине. В результате усилий фармацевтических компаний американцы оказались лучше прочих осведомлены о назначении и применении лекарственных препаратов и готовы чаще их покупать.

Несомненно, однако, что как только спрос на лекарства возрос в одной крупной стране, тенденция рано или поздно распространится по всему миру. Наблюдая быстрое развитие здравоохранения в Америке, S&P 500 выделила этот сектор в качестве одной из составляющих мировой экономики. В S&P 500 уверены: в ближайшие 25 лет развитие медицинских компаний пойдет невиданными темпами.

Изменения в американской экономике — это знак надвигающихся изменений в мире. Например, транспортный сектор, занимавший в начале столетия одно из важнейших мест на рынке, в наши дни сократил вес до 1 процента. Комитет S&P 500 собирается исключить транспорт из разряда глобальных секторов мировой экономики. Члены Комитета считают, что упадок этой индустрии в Америке отражает общемировую тенденцию.

Создателям S&P 500 постоянно приходится учитывать экономические изменения, происходящие как в Америке, так и за рубежом. И хотя члены Комитета стараются как можно реже производить перестановки компаний, сознавая, что одно из важнейших преимуществ работы с индексом — его высокая стабильность, а, следовательно, низкие транзакционные расходы, движение мировых и американских рынков не позволяет оставлять состав индекса неизменным. За период с 1964 года в индексе S&P 500 произошло 740 замен — большинство из выбывших компаний считалось в свое время гигантами рынка. Из списка голубых фишек S&P 500 за 36 лет исчезло, таким образом, 740 компаний, что составляет примерно 150 процентов состава индекса.

Статистические исследования показывают: лишь немногим компаниям и очень немногим их президентам удается подолгу идти в ногу с быстроменяющимся рынком, характерным для конца XX — начала XXI века. Перестать существовать либо слиться с другой компанией — такая судьба ожидает едва ли не всякое предприятие. Любая фирма, любая организация рано или поздно выходит из игры.

Одно из объяснений феномена «исчезновения компаний» таково: очень трудно, если, вообще, возможно, долгое время получать высокие доходы при низкой себестоимости производства. Высокоэффективные компании перекупаются компаниями с более низкой эффективностью или, при невозможности перекупки, теряют силу в конкурентной борьбе. В любом случае эффективность снижается. Таков механизм динамического развития современной мировой экономики.
 
Источник