календарь

Уходящий 2016 стал годом потрясений на финансовых рынках и не только. Что уготовано нам в ближайшие 12 месяцев? Издание The Economist традиционно в конце декабря публикует прогнозы на предстоящий год, формулируя возможные непредвиденные события. Непредвиденные — то есть, те которые не рассматриваются в качестве возможных по мнению большинства.

Аналитики фонда Bank of America Merrill Lynch в своем исследовании приводят наиболее ожидаемые события 2017 года. После победы Дональда Трампа на выборах, инвесторы рассчитывают на то, что экономика будет расти темпами выше среднего, инфляция поднимется, а компании будут зарабатывать больше. С этой целью они хорошо вложились в акции и значительно сократили свое присутствие на рынке облигаций.

Таким образом, первый возможный сюрприз года предсказать совсем несложно. На фискальные политики Трампа возлагаются слишком большие надежды. Но для их реализации нужно время, кроме того, по мере прохождения по всей законодательной цепи они могут сильно видоизмениться (особенно это касается государственных расходов). На самом деле, демография и слабая производительность, скорее всего, не позволят темпам экономического роста добраться до 3-4%, на которые рассчитывает новая администрация. В конечном счете, Японии не помогли выйти из оцепенения ни фискальные, ни монетарные стимулы.

Прибыли американских компаний, падавшие в начале 2016 года, кажется, должны устремиться вверх, особенно если новая администрация выполнит обещание и сократит налоги на прибыль корпораций. Однако, по словам Роберта Шиллера, почти все хорошие новости уже заложены в цену, об этом свидетельствует коэффициент цена-прибыль с поправкой на стадию цикла на уровне 28.3. Этот коэффициент усредняет прибыли компаний за последние десять лет, и сейчас он на 70% выше долгосрочного значения.

Между тем Федрезерв обещает поднять ставку трижды в 2017 году, что может обусловить рост курса доллара (и, соответственно, снизить иностранные прибыли американских корпораций в пересчете на доллары). Иными словами, дела на Уолл-стрит могут обстоять совсем не так радужно. А рынок государственных облигаций, соответственно, поправит свои дела. Доходность по 10-летним гос. облигациям в США уже приблизилась к верхней границе диапазона последних лет 1.5-3%.

Стоимость займов в частном секторе, включая корпоративные облигации и ипотеки с фиксированной ставкой, как правило, растут вместе с доходностью по гос. облигациям. Увеличение расходов по займам негативно повлияет на экономическую активность. Поэтому резкий рост доходности по облигациям часто корректируется самостоятельно, под влиянием низких экономических показателей.

Третий потенциальный сюрприз нового года — это собака, которая не только не кусает, но и не лает. Согласно опросам, проведенным BAML, финансовых управляющих больше всего тревожит перспектива дезинтеграции ЕС. По этой причине они снижают свои инвестиции в европейские акции.

Но ЕС выйдет сухим из воды, если Марин Ле Пен проиграет президентские выборы во Франции, а немцы снова выберут своим канцлером Ангелу Меркель. Популизм не может побеждать всякий раз, и последние опросы в Австрии это подтверждают. На самом деле, экономики Еврозоны, согласно прогнозам ОЭСР, в следующем году покажут неплохой рост на уровне 1.6%. Континент может даже обрести статус тихой гавани относительно всего остального мира.

Еще один потенциально масштабный сюрприз 2017 года может быть связан с изломом на рынке. В прошлом году таких событий было немало — от флэш-крэшей до неожиданного скачка доходности по облигациям. Они во многом спровоцированы торговыми роботами, которые инициируют продажи, когда цена на актив достигнет определенного уровня, а также уходом банков из сферы финансового трейдинга и, как следствие, снижением ликвидности на рынке. Кроме того, триллионы, ежедневно гуляющие на финансовых рынках — соблазнительная мишень для киберзлодеев. Большой историей 2017 года может стать еще один необъяснимый (и, возможно, временный) обвал на уязвимых рынках, например, высокодоходных корпоративных облигаций.

И последний сюрприз нам может преподнести самый загадочный из всех металлов — золото. Пытаться определить, к каким рубежам устремится золото — все равно, что играть в наперстки. Не удивительно, что инвесторы покупали золото, когда центральные банки начали расширять свои балансы после кризиса 2008 года. Сложнее понять, почему цена выросла почти в два раза менее чем за три года, прежде чем начала снижаться в 2011 году.

После выборов в США инфляционные ожидания заметно выросли, что, как правило, является поводом для роста цен на золото. Но ничего подобного не произошло, напротив, цены упали, возможно, потому что инвесторы считают его менее привлекательной альтернативой растущему доллару. Но золото это инструмент хеджирования не только против инфляции, но и против политических рисков. А, учитывая то, что администрация Трампа намерена занять более жесткую позицию по отношению к Китаю и Ирану, сложно представить, что золото упустит пару-тройку моментов славы в 2017 году.

 

5 шоков 2017 года от JPMorgan

2016 год станет одним из самых удивительных в новейшей политической и экономической истории: референдум по вопросу Brexit, победа Дональда Трампа, отставка премьер-министра Италии.

Были и дикие колебания на финансовых рынках, когда фунт по отношению к доллару упал до 31-летнего минимума, американские рынки побили десятки рекордных максимумов, а Китай продолжил девальвировать юань.

Рынки удивили своей реакцией на важнейшие события: фунт восстановился вскоре после голосования Brexit, американские активы почти сразу восстановились после победы Трампа, буквально за несколько часов восполнив потери.

Что ждет нас в 2017 г., можно только догадываться. Но однозначно будут выборы во Франции, Нидерландах и, возможно, подъем Италии. Будет переезд Трампа в Белый дом, запуск статьи 50 в Великобритании. И, скорее всего, всем нам стоит готовиться к неопределенности.

Инвестиционный директор JPMorgan Asset Management в области фиксированного дохода Боб Мишель поделился своими «реалистичными» рыночными прогнозами на 2017 г.:

ФРС поднимет ставки шесть раз

На прошлой неделе ФРС подняла ставку всего лишь второй раз после финансового кризиса, увеличив ее до 0,75%. Мишель считает, что в 2017 г. можно ожидать более шести повышений, учитывая, что экономика США продолжает набирать обороты:

«По мере роста экономики США и роста инфляции выше 2% за аналогичный период прошлого года должно возникать чувство дискомфорта в отношении отрицательной ставки по федеральным фондам. На самом деле, шесть повышений в следующем году лишь доведут до нулевой отметки базовую ставку ФРС по федеральным фондам.

Другое дело, как это достичь. В точечных графиках мы уже увидели их примерный план того, как будет проводиться повышение. Рынок вполне может пережить мартовское и июньское повышения ставок. И они могут воспользоваться встречами в марте и июне, чтобы подготовить рынок для повышений на каждом из последних четырех заседаний в 2017 году».

Цена на нефть вырастет до $75

Мишель отмечает, что движение цен на нефть было похоже на американские горки: за последние два с половиной года она упала со $100 за баррель до минимума всего в $25 — и обратно до около $50. Прибавьте еще $25 к этой цене в 2017 г.:

«Баланс спроса и предложения восстановлен за счет сокращения количества буровых, снижения сланцевой нефтедобычи, отсутствия значимых инвестиций в энергетическом секторе. Кроме того, спрос растет во всем мире, особенно на развивающихся рынках. Добавьте сюда сокращение производства странами ОПЕК и странами, не входящими в ОПЕК, и потенциал для этого прогноза выглядит вполне реальным».

Евро вырастет на 15% по отношению к доллару

Евро по отношению к доллару застрял на 13-летних минимумах, дальше, как считает Мишель, у этой валюты есть потенциал для роста в следующем году:

«Пока мы не знаем, каким именно окажется влияние Brexit. И администрация Трампа должна привести к более динамичному развитию экономики США. Но евро уже претерпел значительную корректировку, о которой свидетельствуют европейские корпоративные доходы. Несмотря на то что ужесточение ФРС может создать хороший попутный ветер для доллара, мы настроены более критично отнестись к политике ЕЦБ».

Долговые бумаги развивающихся стран станут лучшей инвестицией среди бумаг с фиксированным доходом.

Долговой рынок развивающихся стран был растоптан за последнее время благодаря целому ряду факторов, включая страх перед протекционизмом избранного президента Трампа и неустойчивым Китаем, но все закончится в 2017 г., считает Мишель:

«Фундаментальные факторы фондового рынка страны улучшились после резкого падения гособлигаций. Более сильный рост в США должен позитивно сказаться на развивающихся рынках, поскольку это приведет к избытку в глобальной цепочке поставок, до тех пор как администрация Трампа остается более сбалансированной и менее протекционистской. Это действительно ключ к развивающимся рынкам, и избранный президент Трамп удивит нас умением балансировать, что нехарактерно для его предвыборной риторики».

Доходность 10-летних казначейских облигаций достигнет 3,5%

В 2016 г. после победы Трампа доходность казначейских облигаций поднялась выше 2,5% с конца 2014 г. Этот рост будет продолжаться и в 2017 г., прогнозирует Мишель:

«Я думаю, это ясно каждому, кто побеждает на выборах, что до среднесрочных выборов они могут создать более высокооплачиваемые места в динамично развивающейся экономике. Слишком многие инвесторы пытаются защитить покупку облигаций, которая произошла после финансового кризиса, и то, какими способами они проводят инвестирование. Движение денег намечается серьезное, и для доходности облигаций это не сулит ничего хорошего».

Источник: Вести Экономика