kcr73

Мы вернулись из Южной Америки беднее, но мудрее. Впервые в жизни нам пришлось столкнуться с реальностью политики — до сих пор для нас это была не более чем абстрактная, теоретическая материя.

Мы читали о Французской революции, большевистской революции и принятии программы обязательного медицинского страхования президента Обамы.

Мы знали, что политика – грязное и отвратительное дело. Но за исключением недолгого пребывания в совете управляющих местной церкви, мы никогда не имели к ней никакого отношения.

Но теперь волк оказался у нас самих на задворках, так близко, что мы чувствуем его горячее дыхание и клацание его белых зубов, когда он пытается схватить нас за пятки.

Сообщим вам больше по мере развития событий…

Криминализация наличных

Но погодите-ка, ведь иногда деньги тоже становятся «политическим делом».

Возьмите, например, бедного Кеннета Рогоффа (Kenneth Rogoff) из Гарварда.

Он хочет доллар, совмещенный с картой регистрации избирателя, американским флагом на лобовом стекле и пистолетом за поясом – то есть такие деньги, которые поддерживают истеблишмент и голосуют за Хиллари (Hillary).

В своей статье, опубликованной в августе в газете Wall Street Journal под заголовком «Зловещая сторона наличных» (The Sinister Side of Cash), он отметил, что «бумажная валюта, особенно крупные банкноты, такие как $100 способствуют росту преступности: рэкету, вымогательству, отмыванию денег, нарко и работорговле, коррупции государственных служащих, не говоря уже о терроризме».

Конечно же, крупные банкноты облегчают жизнь преступникам. Как и мобильные телефоны. И солнцезащитные очки. И автомобили с кондиционерами.

Но деньги для этого и нужны: они облегчают работу экономики. Вы их используете, как хотите.

Да, дорогой читатель, мы завели свою любимую старую пластинку. Деньги. Но что это такое? Наконец-то мы начинаем видеть какую-то активность.

Вы заметили, что рынки в последнее время остаются очень спокойными… с наименьшими колебаниями в акциях за последние 100 лет.

В чем же дело?

Возможно, это затишье перед бурей. Фондовый индекс Доу упал почти на 400 пунктов в пятницу (8 сентября). Мы не знаем. Возможно, это затишье перед бурей. Или это затишье перед еще большим затишьем.

Чем все это закончится

Есть нечто фундаментально успокаивающее в том, что у нас есть центральный банк, заявляющий, что он о нас заботится.

Банк Японии покупает облигации И акции (через индексные фонды), загоняя вверх цены на оба этих актива.

В рамках своей программы количественного смягчения Европейский центральный банк (ЕЦБ) в размере €1.7 трлн ($1.9 трлн) купил столько государственных облигаций, что они просто закончились – покупать больше нечего. Поэтому этим летом он добавил к своему списку покупок корпоративные облигации.

По данным Рейтер, у него и эти облигации скоро закончатся. Теперь ему придется последовать примеру Банка Японии и забраться на фондовый рынок, если он хочет продолжать программу количественного смягчения.

А в США Федеральный Резерв под руководством Йеллен (Yellen) продолжает дергаться и дрыгаться, дразня инвесторов угрозой «нормализации» процентных ставок, но без всякого желания или выдержки, необходимых для принятия реальных мер.

Мы раздумывали над тем, как это все закончится. Медвежьи рынки – это факт. Но, что если центральные банки решили их остановить, что тогда?

Центральные банки в рамках существующей системы способны создавать неограниченные количества фальшивых денег. И использовать их для покупки реальных финансовых активов.

Теоретически они могут купить все акции и облигации в мире. И теоретически они могут вручить федеральным властям право собственности на весь капитал планеты.

Богатые богатеют, продавая свои активы федеральным властям по завышенным ценам. Бедные беднеют, по мере того нарастает ошибочное ассигнование капитала, искажаются ценовые сигналы, а капитал выбрасывается на помойку.

Что идет не так?

Все. В политике разрыв между теорией и практикой широк, как Саргассово море.

Следующий кризис

Но даже если на их стороне самый большой покупатель инвесторы все равно могут паниковать.

Это вызовет большое падение цен на активы, громкие банкротства и новый кризис.

События развиваются быстро. Федералы могут усилить темпы количественного смягчения, но все равно могут опоздать.

Падение фондового рынка на 20% означает убытки в размере $5 трлн только в США.

Рынок облигаций приблизительно в два раза превосходит фондовый рынок по размерам, так что прибавьте туда 20% падение и мы уже говорим о реальных деньгах – суммарный убыток размером в $15 трлн, что может легко произойти лишь за несколько коротких дней.

А теперь представьте себе падение сравнимое с 2008-2009 гг.

Акции подешевели на 50%. Сегодня стоимость акций по всему миру равна $60 трлн, то есть мы получим $30 трлн убытков.

Если рынок облигаций рухнет вместе с акциями, то мы получим еще около $60 трлн убытков, то есть всего $90 трлн убытков.

Как на это отреагируют федералы?

Да, они будут покупать акции и облигации. Но они будут покупать их по рыночным ценам. Владельцы все равно понесут огромные убытки.

И федералы на этом не остановятся.

Мы уже почти восемь лет переживаем различные «стимулирующие» программы центрального банка; они совпали с самым слабым экономическим восстановлением в истории.

А с учетом инфляции доходы большинства американцев сегодня ниже, чем они были в 2007 году.

Очевидно, что снижение стоимости кредита не работает — даже с доходностью на примерно $13 трлн облигаций ниже нуля.

Разогреваем вертолеты

Так что же дальше?

Когда ударит следующий кризис, центральные банкиры бросятся в свои кладовки инструментов и вытащат что-нибудь новенькое. Это без сомнения будут «вертолетные деньги».

Экономист Милтон Фридман (Milton Friedman) использовал этот термин для описания прямой раздачи вновь напечатанных денег без какого-либо сопутствующего роста бюджетного дефицита.

Огромные новые инфраструктурные проекты будут объявлены. Налоговые зачеты, снижения налогов, минимальные гарантированные доходы – мы не знаем какие меры примут федералы.

Но будьте осторожны…

Пряники будут сопровождаться палками. Федералы примут меры по борьбе с неплательщиками налогов, затянут петлю на шее черного рынка и отключат финансирование тем, кто им не нравится.

Они используют вертолетные деньги, чтобы вас расстрелять. То есть сделать все возможное, чтобы гарантировать, что вы делаете с вашими деньгами, что им заблагорассудится.

Глупое предложение г-на Рогоффа по ограничению наличных может стать законом.

Автор — Билл Боннер

Источник