план

Интерес к Биткоину достиг своего апогея. Вы не можете открыть какой-либо вебсайт, посвященный экономике, послушать подкаст или посмотреть видео о финансах, чтобы не узнать о молниеносном взлете цены Биткоина.

Может быть, вы лично знакомы с “биткоиновым миллионером,” те есть с тем, кто несколько лет назад вложил $50 000 в эту криптовалюту, а теперь его состояние превышает $2 000 000. Такие люди и вправду существуют.

Однако крипто-истерия отвлекает вас от очень неприятной правды, о которой никто не хочет говорить. Если вы оглянитесь вокруг, вы увидите множество знаков, говорящих о том, что правительства, регуляторы, налоговые органы и глобальная элита собираются совершить убийство криптовалют. Будущее Биткоина может предстать перед нами в виде антиутопии, в которой Большой Брат контролирует так называемый “блокчейн” и решает за вас, когда и как вы можете совершать покупки или продажи этой криптовалюты.

Более того, технология криптовалют может оказаться тем самым механизмом, которым глобальные элиты заменят текущую финансовую систему, основанную на долларе.

В 1958 году Мао Цзэдун, лидер Коммунистической партии Китая, оказался в условиях конфронтации с деморализованными интеллектуалами и деятелями искусств страны, которые были отодвинуты от власти коммунистами. В ответ на сложившуюся ситуацию он объявил о запуске новой политики интеллектуальной свободы.

Мао заявил, что “политика, направленная на создание условий для цветения ста цветов и соперничества ста школ, разработана для того, чтобы продвигать развитие искусств и содействовать прогрессу науки.”

Эта декларация известна как “Компания ста цветов.” Ответ на эту декларацию не заставил себя ждать.

Произошедшее после не явилось сюрпризом для тех, кто знаком с методами ведения политики властей государств. Как только интеллектуалы и деятели искусств проявили себя, для секретной полиции стало несложно схватить их, чтобы затем часть убить, а часть отправить в “перевоспитательные лагеря,” где последние смогли бы научиться идеологическому конформизму.

Движение ста цветов оказалось ловушкой для тех, кто поверил государству. Это движение оказалось предвестником более жестокой и всеохватывающей Культурной революции 1964-1974 годов, которая вытравила все следы буржуазной культуры Китая и уничтожила большую часть исторического наследия страны.

Нечто подобное происходит сейчас с Биткоином и Технологией распределенных реестров (DLT). Правительства терпеливо наблюдают за тем, как технологии блокчейна развиваются вне их контроля все последние восемь лет.

Либертарианские приверженцы блокчейна очень радуются по поводу отсутствия правительственного контроля в этой сфере. Тем не менее, их праздник преждевременен, и их вера в устойчивость систем, созданных за пределами досягаемости правительств, наивна.

Правительства не любят конкуренцию, особенно, когда дело касается денег. Правительства знают, что им не по силам остановить блокчейн, да они и не хотят этого делать. Они хотят лишь контролировать его, используя регуляции и налогообложение. Они хотят иметь возможность проводить расследования и иметь возможность арестовывать и заключить под стражу тех, кто отказывается подчиняться правительственным мандатам, определяющим правила в сфере блокчейна.

Блокчейн не существует в эфире (несмотря на то, что одна из криптовалют носит такое имя). Эта технология зависит от инфраструктуры, включая сервера, телекоммуникационные сети, банковскую систему, линии электропередач, то есть все то, что является субъектом правительственного контроля.

Группа крупнейших компаний, деятельность которых регулируется правительством, заявила о разработке блокчейна с открытым кодом, который должен стать унифицированным стандартом для всех блокчейн-приложений. В эту группу входят JPMorgan, Wells Fargo, State Street, SWIFT, Cisco, Accenture, London Stock Exchange and Mitsubishi UFJ Financial. Таким образом, речь идет не о пяти парнях в капюшонах, копающихся в своем гараже. Мы становимся свидетелями того, как государственно-корпоративный консорциум берет под свой контроль эту сферу.

Элитный законодательный институт, называемый Комиссией по унификации законодательства (Uniform Law Commission), который разрабатывает модели законов, впоследствии предлагаемые для принятия во всех пятидесяти штатов, недавно выпустил свое предложение под названием “Закон об унифицированной регуляции бизнесов, связанных с виртуальными валютами.”

Этот новый закон не только обеспечит схемы регуляций для государственных регуляторов, но он также станет основой для судебных разбирательств с участием частных и групповых истцов, стремящихся получить возмещение реального или надуманного ущерба, причиненного им со стороны бирж цифровой валюты. Как только начнется судопроизводство, об анонимности можно будет забыть.

Криптовалюты и план суперэлит

Взгляните на следующие последовательные события:

1 августа 2017 года Комиссия по ценным бумагам и биржам выпустила “Руководство по регулированию первичного размещения коинов,” которое стало первым шагом к тому, чтобы фандрайзинг через размещение новых токенов осуществлялся лишь после обязательной государственной регистрации.

1 августа 2017 года Мировой Экономический Форум, устраивающий ежегодную конференцию суперэлит в Давосе, опубликовал документ под названием “Четыре причины поставить под вопрос ажиотаж, связанный с блокчейном.”

7 августа 2017 года Китай объявил, что он начнет использовать блокчейн для сбора налогов и выпуска “электронных счетов” для граждан страны.

Но самым зловещим видится вмешательство в сферу криптовалют Международного Валютного Фонда. В специальном отчете, датированным июнем 2017 года, МВФ заявляет следующее:

“Технология распределенных реестров (DLT), в частности, может стать причиной перемен в финансовом секторе… DLT может попадать в категорию “не требующая разрешения” и в категорию “требующая разрешения” в зависимости от того, кто является участником процесса валидации, основанного на консенсусе. Не требующие разрешения DLT позволяют каждому читать, осуществлять транзакции и участвовать в процессе валидации.

Эти открытые схемы (которые лежат в основе Биткоина, например) могут быть очень деструктивными, если они будут успешно внедрены. Напротив, в требующих разрешения DLT процесс валидации контролируется выбранной группой участников (“консорциумом”) или управляется единой организацией (“полностью частной”), и таким образом эта технология работает как привычная коммуникационная платформа.”

Релизы МВФ должны переводится экспертами, потому что фонд никогда не использует в своих отчетах обычный английский язык, и реальный посыл, который они несут, всегда сокрыт между строк. Но язык этого релиза предельно понятен. МВФ предпочитает “требующие разрешения” схемы и не благоволит “открытым схемам.” МВФ также благосклонно относится к контролю, осуществляемому “выбранной группой участников” или “единой организацией,” и не хочет, чтобы в составе участников мог оказаться “каждый.”

Этот документ должен рассматриваться как первый шаг МВФ по направлению от существующей формы мировых денег, Специальных Прав Заимствования, к DLT – платформе, контролируемой самим фондом. Со временем все прочие формы денег будут запрещены.

Все указывает на то, что группы элит, включая МВФ, JPMorgan, давосскую компанию, налоговую службу, Комиссию по ценным бумагам и биржам, готовятся положить конец свободной экосистеме блокчейна и заменить ее на “требующую разрешения” систему, контролируемую “консорциумом.”

Большой Брат приходит в блокчейн.

Автор: Джеймс Рикардс

Источник