Событие, конечно, неординарное. Целое поколение людей успело вырасти на нулевых ставок, а сколько людей не дожили до этого события? Светлая им память… Несмотря на то, что событие уникальное (первое изменение ставки за 7 лет и первое повышение за 9.5 лет), но отмечу принципиальный момент — ВСЕ БЕЗ исключения системообразующие операторы торгов на денежном рынке и первичные дилеры были к этому готовы. Абсолютно все (по крайней мере, среди крупных). Сюрприза не было. Итак,

  • Трехмесячные форвардные контракты на процентную ставку (Dollar FRA 1×4) пошли в рост с 20 чисел октября 2015. За 3 месяца до фактического повышения ставки. Dollar FRA 1×4 – это трехмесячный (4-1) форвардный контракт на ставки по денежному рынку с отсрочкой в один месяц.
  • Трехмесячные векселя правительства США (3m bill) также пошли в рост с 20 октября. Тогда стоили ровно ноль, а за день до решения ФРС по повышению ставки уже 0.26%
  • Трехмесячный долларовый Libor (3m LIBOR) показывал тенденции к росту с января 2015, но наиболее внушительный рост был с 0.31% до 0.53%
  • Трехмесячные векселя первичных дилеров (US Fin Paper) дернулись от 0.1% в мае этого года, но также, как и по другим основной рост произошел с середины октября от 0.24% до 0.56%
  • Рынок опционов на денежном рынке закладывал 97% вероятность повышения ставки до 0.5% уже 16 октября.

На Wall St не было ни одного человека, кто бы не закладывался под повышение (дебилов не берем). Т.е. рынок к этому готов, а окончательные договоренности между первичными дилерами и ФРС были сформулированы в начале октября.
Еще один индикатор, показывающий ожидания рынка относительно намерений регулятора по изменению ставок – это дифференциал между Dollar FRA 6×9 и Dollar FRA 1×4. Если дифференциал равен нуля – значит, что как минимум в ближайшие пол года никаких изменений по ставкам и на денежном рынке не предвидится.

Dif FRA 6×9 / FRA 1×4 с положительным спрэдом означает ожидания по росту ставок на денежном рынке в перспективе полугода. Чем спрэд выше, тем на большее изменение закладывается рынок. Как видно на графике, движения начались в начале 2015 с ростом до 0.2 (в среднем ожидали роста на 0.2-0.25%) – как раз год назад ФРС начали настойчиво формировать ожидания рынка по практически гарантированному росту ставок в 2015 году, но пару раз откладывали решение.

В определенном смысле, ФРС попали в ловушку политических обещаний. Особенность политики ФРС заключается в вербальных интервенциях и способности формировать ожидания рынка через заявления. На Wall St есть даже специальные отделы, которые вчитываются в каждую букву пресс релизов и следят за каждым словом чиновников ФРС, пытаясь уловить намеки и скрытый смысл. Слова там действительно значат. Если бы ставку не подняли, это привело бы к потере доверия к ФРС, девальвации их слов до уровня надписи на заборе и блеяния шутов на карнавале, чем, кстати, Конгресс США любит заниматься.

Полит.ловушка ФРС чем-то похожа на ловушку, которую Кремль сам себе создал с громогласными и свирепыми возгласами об исключительной последовательности относительно взыскания долга с Украины в декабре 2015. Но в том месяце дали заднюю. Кремлю не впервой. В ФРС все же дорожит своей репутацией и весом своих заявлений в отличие от … Хотя бы пытается доводить до логического завершения.

Объективных предпосылок для роста ставок не было. Корпорации в худшем положении за 5 лет, выручка в годовом снижается более 5 кварталов подряд и находится на уровне 2011 года , прибыль падает. Банки в США, как харкали кровью, так и харкают. О них потом расскажу, но ничего принципиально в лучшую сторону там не изменилось. Экономика США по косвенным признакам находится в технической рецессии, о чем свидетельствует статистика продаж в крупнейших ритейлерах США, таких как Wall-Mart и обвал инвестиционных расходов и выручки у компании из сектора Industrials, что как минимум намекает на проблемы в инвестиционной активности. Тенденции дефляционные и стагнационные с высокими рисками разрушения системы после разрыва череды финансовых и долговых пузырей. Все хреново достаточно. Конечно, не настолько плохо, как в России, но точно не хорошо.

Но, что многие упускают из виду – так это серьезные трудности в привлечении капитала в американские ценные бумаги. Согласно данным Казначейства США и моим расчетам за последние 12 месяцев в ценные бумаги США (без учета денежного рынка) пришло всего лишь 200 млрд долл – это уровень 95 года. Но тогда система по емкости была раза в три меньше и зависимость США от иностранного капитала значительно меньше, поэтому так плохо не было по меньшей мере 25-30 лет.

В кризисный и посткризисный период (2009-2010) в США заходило почти 900 млрд долл (это правда не сравнить с пиком в 1.3 трлн в 2007), потом приток упал до 600 млрд в год. Серьезные проблемы с привлечением начали в 2012 году и совпали с запуском QE3. Тогда чистый иностранный приток со стороны всех источников (частные структуры и государственные) упал ниже 100 млрд в год. Сейчас чуть лучше, чем в 2013, но очень низко по историческим меркам.

Фондовый рынок США находится на исторических максимумах, везде говорят о том, что кризиса давно уже нет, но из американских акций регистрируется рекордное бегство иностранного капитала за всю историю ведения статистики! Почти 100 млрд чистого ухода в год. С того момента, как начался QE3 из американских акций иностранцы вывели более 170 млрд.

Но при этом иностранцы начали покупать корпоративные бонды США впервые за 5 лет и агентские бумаги.

Тем не менее, следует отметить, что с конца 2012 приток иностранных денег в совокупности по всем инструментам снизился в разы.

Расшифровка вышеприведенного графика по категориям. В принципе, чистый инвестиционный баланс по бондам и акциям за последние 6 лет находится около нуля.

Итак, на что может повлиять рост ставок ФРС.
Уже наблюдается положительный спрэд в пользу доллара на денежном рынке в сравнении с евро, фунтом и иеной. На графике если спрэд выше нуля – значит ставки по долларовым инструментам денежного рынка выше, чем со сравниваемой валютой.

Впервые за все время кризиса стали выше, кстати.

Это будет иметь последствия, но … преимущественно положительные для доллара. Заработает, так называемый, естественный долларовый нанос, который будет засасывать ликвидность из области нулевые и отрицательных (как в Европе) ставок в пользу доллара. Скорее всего, это приведет к повышенному спросу на долговые инструменты, номинированные в долларах, что сгладит для заемщиков эффект повышения ставок. Вообще, даже в спокойное время амплитуда колебания высоконадежных корпоративных бондов достигает 0.8 п.п в пределах года для бумаг, срочностью более 3 лет. Рост ставок ФРС будет сказываться на долговых рынках, оказывая повышательный эффект на ставки, но повышенный спрос на эти бумаги из Европы и Японии может нейтрализовать данный эффект, тем самым средневзвешенные ставки за год могут быть даже ниже. Грубо говоря, спрэд между корп.бондами и ставками ФРС просто сократится.

Что касается воздействия на экономику. Ставки центробанков в развитых странах уже давно не влияют на экономику. Если бы влияли, то почти десятилетие нулевых ставок дало бы хоть какой то положительный эффект, но его нет. Каналы трансмиссии денег в реальный сектор значительно изменились. Для конечных заемщиков нет абсолютно никакой разницы, какие ставки у ЦБ – 0%, 0.5% или даже 1%, т.к. занимают они не по этим ставкам, а в лучшем случае по 2.5-3% для корпораций типа Apple и по 4-5% для крупнейших и 7-9% для мелочи. Среднегодовая флуктуация процентных ставок для конечных заемщиков сглаживает эффект колебания центробанковских ставок.

Ни к какому замедлению экономики США рост ставок не приведет точно также, как снижение ставок до нуля и QE не имели никакого отношения к росту экономики. Как погружались в кризис — так и будут погружаться, с такой же скоростью, как если бы ставки были ноль. Финансовая матрица и реальный сектор экономики давно живут в разных плоскостях. Повлиять это может на тех, кто занимал по 0.25%, сформировав долг к выручке свыше 500-700%, но таких отмороженных не так и много. Но, как могу судить, все системообразующие игроки давно были готовы к этому, а договоренность дилеров с ФРС по повышению ставок стала результатом плана по провоцированию операции керри-трейд в пользу доллара. На тех данных, что я представил видно, что США столкнулись с системной проблемой невозможности привлечь иностранный капитал по целому ряду причин, при этом пропаганда и фрагментация регионов (что работало в 2010-2011) уже не помогают.

Т.е. рост ставок – это желание спровоцировать (рыночными методами) исход капитала из Японии (где избыток ликвидности) и Европы (где отрицательные ставки) в США на фоне изъятия резервов из США от развивающихся стран и ОПЕК (продают трежерис, чтобы покрыть разрывы в платежном балансе).

Комоды возможно несколько отпустят, особенно драгметаллы, которые могут сильно рвануть.

Павел Рябов — spydell

Источник