За последние 2 года ЗВР Китая сократились более, чем на 800 млрд долл! По легенде – из Китая активно бегут резиденты во всех направлениях. Но как на самом деле? В действительности основной вклад в отток капитала обеспечили иностранцы, существенно сократив свои инвестиции в Китай.

В лучше времена (2014 год) в Китай ежегодно приходило свыше 600 млрд долл инвестиций любых видов со всех стран мира (кредиты китайским структурам, прямые и портфельные инвестиции и так далее). С 1 квартала 2015 началось стремительное обрушение инвестиционных потоков в Китай от нерезидентов. В 2016 начался формироваться отток под 200 млрд впервые за 20 лет (последний раз небольшой отток был в 1998 из-за азиатского кризиса и все), но к концу 2016 ситуация резко нормализовалась.

Одновременно с этим, резиденты Китай начали более активно инвестировать за рубеж. К концу 2016 внешние инвестиции резидентов Китая составили рекордные 650 млрд долл за год.

Результирующим эффектом данных процессов стал кассовый разрыв в 400-450 млрд долл в год, который как раз покрывался за счет ЗВР.

На графике, если баланс между притоком и оттоком положительный, то ЗВР увеличиваются, а если отрицательный, то ЗВР уменьшаются.

Эти процессы достаточно любопытны, т.к. ничего подобного не наблюдалось в современной истории Китая, а в абсолютном выражении цифры ошеломляющие. Ведь сокращение ЗВР  корреспондируются с сокращением огромных китайских инвестиций в трежерис, европейские и японские ценные бумаги. Это важно, т.к. после 2008 года вплоть до 2014 свыше 60% чистых реальных покупок долговой эмиссии в США и Европе от нерезидентов обеспечивалось за счет Китая! Теперь, как видно ЗВР Китая сокращаются примерно по 400 млрд в год.

Накопленные инвестиции нерезидентов в Китай с 1998 года по линии прямых инвестиций составили свыше 2.75 трлн долл, в портфельных инвестициях 450 млрд, а по прочим инвестициям, куда входит валюта, банковские кредиты и различные торговые кредиты, приходится менее 600 млрд. Таким образом, внешнее фондирование Китая обеспечивается главным образом через прямые инвестиции. Например, головная американская компания создают свое дочернее предприятие в Китае с 75% или 100% долей в капитале – это прямые инвестиции. Либо покупает свыше 10% китайских активов.

Баланс по прочим инвестициям отрицательный. Т.е. Китай кредитует внешний мир больше, чем получает кредитов. А по портфельным инвестициям баланс несущественный и можно сказать околнулевой.

Если остановиться на прочих инвестициях, то Китай примерно на 1/3 из 1.8 трлн сформировал эту категорию из торговых кредитов и авансов – форма дебиторской задолженности. Все остальное сидит в банковских кредитах.

В годовом выражении Китай кредитует мир примерно на 350 млрд долл в год и ничего не получает из вне. Сейчас по этой категории нулевой приток, а был даже отток, т.е. Китай сокращал кредиторку и банковские кредиты от международных банков.

На графике годовые потоки капитала в млрд долл.

Момент обвала фондового рынка в Китае совпал квартал в квартал с рекордным за всю историю бегством иностранных инвесторов из спекулятивных китайских активов. Это отражено на графике (Портфельные инвестиции. Обязательства). Но при этом Китай скупал мировые активы и максимальными с 2006 года темпами (Портфельные инвестиции. Активы). Минус по активам — это вывод денег из Китая, а плюс – ввод, возврат.

По прямым инвестициям можно видеть, что иностранные инвестиции в Китай с 270-300 млрд за год до 160-170 млрд, т.е. почти в 2 раза. В процентном отношении — это самое мощное сокращение, по крайней мере с 1998 года. Но с другой стороны китайцы рекордными темпами инвестируют во вне (до 250 млрд за год против 60-70 млрд двумя годами ранее). В принципе, это абсолютно нормальная ситуация для любой страны, претендующей на развитость. Это и называется экспансия во внешний мир – то, о чем я говорил. Если, например, Xiaomi строит торговые представительства в Европе и США — это прямые инвестиции. Поэтому по мере накопления первоначального капитала и научно-технического прогресса, следующий этап – это международная экспансия. Как видно, с 2014 года она приобрела более агрессивный вид.

Таким образом, рекордное сокращение ЗВР обусловлено покрытием кассовых разрывов между экстремальным и самым мощным с 1998 года сокращением денежных потоков иностранцев в Китай и значительно более активными инвестициями резидентов Китая во внешний мир.

Однако, масштабное снижение иностранных потоков капитала в Китай остановилось в 3 квартале 2016 и в конце 2016 было явное улучшение. Пока нет данных за 2017, но учитывая тенденции можно предположить, что темпы сокращения ЗВР в 2017 упадут с 400-450 млрд до 150-200 млрд. Возможно будет лучше.

Из платежного баланса не замечено бандитских утечек капитала, т.е. именно бегство капитала от резидентов, что особо актуально и привычно для России и Украины. Наращивание оттока из Китая корреспондируется с возросшим инвестиционным доходом обратно, что нормально и происходит в любой развитой немафиозной стране. В России не менее 1/3 всего вывода капитала (с 1995 по 2015) – это бандитский кэш от людей, люто презирающих Россию и использующих страну вахтовым методом, еще 40% — это налоговые оптимизации, когда российский капитал проворачивается через оффшоры и возвращается обратно под видом иностранных инвестиций, например, из Кипра.

В Китае структура и природа оттока капитала иная и больше походит на шаблоны развитых стран.

Автор: Павел Рябов (Spydell)

Источник