Ср, 28 мар 2018 18:07

Здравствуйте, уважаемые коллеги!

В понедельник, 26 марта, на финансовых рынках произошло историческое событие: — Китай начал торговлю фьючерсными контрактами на поставку нефти за юани, с возможностью последующего обмена и конвертации вырученных средств на биржах Шанхая и Гонконга в золото.

Основная критика, которою мне довелось услышать относительно начала торгов нефтью в Шанхае, заключается в том, что юань это «мусорная валюта», которая никому не нужна, расчеты в юанях будут дороже, чем расчеты в долларах или расчеты в евро, что Китай потребляет слишком мало нефти, чтобы противостоять таким гигантам как CME, NYMEX или ICE, определяющим цену эталонных сортов нефти WTI и Brent.

Часть правды в этих размышлениях есть, но только часть. Прежде всего, следует сказать, что конечно Шанхайская Энергетическая Биржа, пока не может сравниться с популярностью американских биржевых конгломератов. Но объемы торгов нефтью за юани постепенно растут, как и растет Открытый Интерес участников, таким образом контракт постепенно набирает ликвидность. Если в первый день объем торгов был равен 40 тыс. контрактов, а Открытый Интерес составлял около 4 тыс. контрактов, то на третий день ОИ составлял уже 6500 контрактов, а объем торгов достиг 70 тыс. (рис.1).

Рис.1: Открытый Интерес и объемы торгов фьючерсным контрактом на нефть в юанях. Источник INE

Если говорить о потребностях только Китая, на чем ошибочно настаивают критики торговли нефти за юани, то действительно в мировых масштабах они относительно не велики, хотя и значительны. По данным Агентства Энергетической Информации США — US EIA, Китай потребляет 13.38, при этом добывает только 4.83 млн. баррелей нефти в сутки. Часть нефти Китай получает по соглашениям о разделе продукции из стран Африки, Азии и Латинской Америки, но в любом случае Поднебесная экспортирует 8.5 млн. баррелей нефти в сутки, что в долларовом эквиваленте составляет примерно 425 млн. при цене нефти $50 или 595 млн. при цене нефти $70. В 2018 году, USEIA предполагает среднюю цену для сорта нефти WTI на уровне $57, сорт Brent прогнозируется на уровне около $60 за бочку. Таким образом импорт Китая ежедневно будет составлять сумму около $500 млн, что в год составит около $180 млрд. Это довольно большой кусок, чтобы пропустить его мимо.

Общая ежегодная стоимость мирового рынка нефти равна 5 трлн. в долларовом эквиваленте. Опять же критики говорят о том, что Китаю больше чем нужно нефти и не надо, однако кто сказал, что КНР на бирже в Шанхае будет покупать нефть только для собственных нужд? Почему там не могут покупать нефть другие государства восточного полушария? Например, та же Индия или другие азиатские страны? Азия потребляет еще 13 млн. баррелей в сутки. Конечно, часть сырья добывается, что называется на месте, но именно в Азии, в 2018 и 2019 годах ожидается наибольший прирост потребления нефти, который по прогнозам ежесуточно составит около 1 млн. баррелей.

В 2015 году, китайский юань вытеснил из торговых расчетов в Азии японскую иену. Поэтому бездоказательные заявления о том, что ренминби это «мусорная валюта», не имеют под собой основания. Та же Япония, которая является основным импортером в Китай, может часть расчетов за импорт перевести в юани, на которые потом покупать себе нефть. В общем, вариантов масса, было бы желание, а желание как я понимаю, у китайских товарищей есть.

Единственное, что пока мне не очень понятно, будут ли допущены до торгов наряду с потребителями и производителями, хедж фонды и своп-дилеры, т.е. начнет ли Китай торговать «бумажной» нефтью? Без этого достичь объемов торгов сравнимых с американскими биржами будет весьма проблематично, ведь не секрет, что основные сделки не доходят до физической поставки, и закрываются контрагентами раньше того времени когда срок контракта истечет, также пока не ясна возможность торговли опционами. Но лиха беда начало, думаю, что постепенно мы получим ответы на все вопросы.

В данной статье мне также хотелось бы рассмотреть перспективы добычи сланцевой нефти в США. Не секрет, что вокруг этой темы ходит много мифов. Существует даже предположение о том, что в будущем, США зальют своей дешевой сланцевой нефтью мировую экономику, вытеснив с рынка других производителей нефти, в том числе из России и ОПЕК.

Действительно, производители нефти из США в последние несколько лет значительно увеличили эффективность технологии добычи. В среднем добыча на скважину увеличилась с 50 тыс. до 200 тыс. баррелей в год, и теперь для производства одного объема нефти требуется значительно меньше скважин (рис.2).

Рис.2: Эффективность и количество скважин. Источник US EIA

При этом ресурсная база в США не бесконечна. Агентство Энергетической Информации ожидает рост добычи нефти в США к 2030 году до уровня 12 млн. баррелей в сутки, при том, что потребность США в нефти уже сейчас составляет 20 млн. баррелей нефти в сутки (PetroleumandOtherLiquids), а в будущем будет только увеличиваться. В самом благоприятном случае технологии позволят США увеличить производство нефти до 15 млн. баррелей в сутки к 2030 году и до 19 млн. баррелей в сутки к 2050 году (рис.3). Так, что миф о нефтяной экспансии США на мировой рынок, оказался несколько преувеличен.

Рис.3: Прогноз добычи нефти и газа в США. Источник US EIA

Естественно, что США не собираются никому уступать своего первенства, и, зная, какими методами они ведут борьбу, вводя санкции и эмбарго по своему усмотрению, открытие альтернативного источника для покупки и продажи нефти, является для Китая жизненной необходимостью. Причем открыв торги нефтью в Шанхае, Китай фактически приступил к демонтажу современной мировой финансовой системы построенной на господстве доллара и евро, как основных мировых резервных валютах.

Китайские товарищи действовали в точности, как они действуют в своей стране. Сначала они создали инфраструктуру, а затем пригласили всех желающих ей воспользоваться. Предполагаю, что в условиях возросшей геополитической напряженности, диктата и санкций вводимых США и их союзниками в сфере финансовых транзакций, желающих воспользоваться этой инфраструктурой, будет все больше.

Если сравнивать данную ситуацию с навигацией, то теперь у каждого продавца и покупателя нефти появляется альтернативный маршрут, где он сам может выбрать, как ему ехать: — быстрее, экономичнее или безопаснее, и никто не может опустить перед ним шлагбаум и закрыть проезд. Не думаю, что это понравится владельцу шлагбаума, но он сам виноват в том, что в мире становится все меньше желающих иметь с ним дела, ипо моему мнению, 26 марта, мировая экономика вошла в фазу новой финансовой реальности. С чем всех нас и поздравляю. Будьте внимательны и осторожны.

Глеб Кабанов – аналитик компании MTrading

Источник