После развала СССР страны СЭВ и бывшего СССР перешли под контроль англосаксонской элиты и одним из атрибутов этого контроля являются жесткие правила эмиссии, которые были сформулированы ФРС, МВФ, при поддержке Банка Англии, первичных дилеров и некоторых влиятельных европейских кланов.

Суть достаточна простая: эмиссия национального ЦБ осуществляется под приток иностранной валюты за редкими исключениями, при этом исключены традиционные механизмы рефинансирования, свойственные для западных финансовых структур, а о расширенной монетизации долгов даже говорить не приходится.

Приток валюты осуществляется либо через счет текущих операций (как правило, по линии профицита внешнеторгового баланса), либо за счет избыточного профицита по финансовому счету (как правило прямые или портфельные инвестиции западных структур в страну назначения или кредиты) или оба случая одновременно, но что происходит крайне редко.

Получается примерно так: какая нибудь восточноевропейская страна запрашивает кредит в западных банках или обеспечивает условия под приток иностранных инвестиций, а весь избыток валюты стерилизуется национальным ЦБ, что в последствии становится основой под денежную базу. Как бы обменный пункт под ЦБ, не более. Понятно, что в таких условиях величина активов и соответственно пассивов ЦБ управляется западноевропейскими структурами.

Это обеспечивало с одной стороны политику сдерживания, когда лишало национальных ЦБ в странах СЭВ и бывшего СССР возможности для тонкой настройки денежной базы и тем самым косвенного регулирования денежной массы в стране. Грубо говоря, эти ЦБ не могли запустить условный «печатный станок» без санкционирования свыше от МВФ и ФРС, т.к. потоки иностранной валюты так или иначе регулируются реципиентами, находящиеся в США и Европе, а монетизировать госдолг или рефинансировать банки они не могли.

С другой стороны, западные кредиторы обеспечивали защиту своих активов, когда весь избыток валюты в стране доноре абсорбировался центральным банком, что позволяло сглаживать валютные колебания. Плюс к этому многие ЦБ задавали валютные коридоры, что давало иностранным инвесторам возможность выходить с предсказуемыми параметрами и без убытков, т.к. избыточные флуктуация курса нацвалюты поглощались за счет резервов ЦБ.

Так вот, когда эмиссионные функции переданы на аутсорсинг западным структурами, то, это как минимум не позволяет стране выходить на пределы потенциального развития, т.к. в конечном итоге уровень денежной массы косвенно регулируется по ту сторону океана. Однако, на траектории освоения новых рынков сбыта и скупки бывшего советского наследия происходило насыщение бывших стран СЭВ и СССР иностранной валютой через инвестиции, кредиты или доходы от экспорта сырья. Это позволяло активам ЦБ и активам национальной банковской системы расти.

Но что, если мировая конъюнктура поменяется, что, если международные инвесторы потеряют интерес в инвестировании в страны бывшего СЭВ и СССР? Если схлопывается внешнеторговый баланс в ноль, а то в дефицит? А если банковская система испытывает дефицит ликвидности и для закрытия кассовых разрывов требуется экстренное рефинансирование? Не говоря уже о спланированной диверсии стран Запада, когда тупо закрываются все лимиты на страну.

Понятно, что это может спровоцировать системный банковский кризис. Тем не менее опыт показывает, что в условиях критического дефицита по притоку иностранной валюты и при острой необходимости центральные банки в странах СЭВ и бывшего СССР с ограничениями, но могут развертывать рефинансирование банков через кредитование по линии ЦБ. Однако, скупка активов категорически запрещена, никакого количественного ослабления нет и быть не может.

В том числе по причине, что весь избыток ликвидности, сгенерированный ЦБ будет проникать в экономику, провоцируя разгон инфляции, а курс валюты будет иметь тенденцию на сильное понижение еще из-за спекулятивного вывоза капитала. Это классическая болезнь для всех недоразвитых стран – Африка, Латинская Америка, беднейшие страны Азии, Ближнего Востока, Россия и Восточная Европа.

Причина в том, что для количественного ослабления необходимы развитые, высокоэффективные финансовые структуры, находящиеся под жестким контролем операторов. Трехконтурная замкнутая система, когда существует ядро (ЦБ и первичные дилеры), первый внешний контур в виде контролируемого финансового сектора и второй внешний контор в виде реального сектора экономики.

Второй внешний контур неконтролируем традиционными директивными механизмами с высоким уровнем обратных связей в виду чрезвычайной сложности взаимоотношений субъектов из-за их количества и многогранности. Т.е. за счет административно-директивных мер контролировать оборот денег во втором внешнем контуре практически невозможно. Теоретически конечно можно, но степень обратных связей будет низка, т.е. нельзя говорить о полном контроле, чего не скажешь об узком круге прайм дилеров и доверенных инвестфондов.

Поэтому количественное ослабление не провоцирует падение нацвалюты и рост цен в США, Японии, Великобритании и Европе из-за того, что вся избыточная ликвидность циркулирует в ядре и первом внешнем контуре (финансовом), замыкаясь на ограниченное количество фигур. В недоразвитых странах это, понятно, невозможно. От того они и недоразвитые.

Чтобы наглядно проиллюстрировать вышесказанное покажу структуру активов ЦБ по четырем основным компонентам. Это требования к нерезидентами, требования к государству, требования к банками (кредиты банкам) и требования к прочими секторами. Данные от первичных исходников МВФ, ну от кого же еще? )) Компиляция массивов, интеграция и визуализация с моей стороны.

Почти все страны СЭВ, ранее находившиеся под контролем СССР, имеют едва ли не 100% насыщение требованиями перед нерезидентами в структуре активов ЦБ.

Т.е. вся эмиссия происходит под приток валюты.

По странам бывшего СССР картина аналогичная с небольшими нюансами.

Россия и Казахстан имеют схожую структуру активов ЦБ. До 2008 почти все было под нерезидентами, с 2009 начали в том или ином виде развиваться механизмы рефинансирования банков, особенно в России. За счет острой нехватки ликвидности внутри при парализации внешнего притока. Других вариантов не было. Но общую концепцию это не меняет, т.к. о выстраивании трехконтурной системы речи не идет вообще и ни под каким углом, ну и про обретение самостоятельности также умолчу. Соответственно эмиссия под активы невозможна.

Украина и Белоруссия там своя история. На Украине после 2009 имеется дефицит не только по счету текущих операций, но и по финансовому счету без учета ЦБ. Чтобы компенсировать этот дефицит, ЦБ был вынужден обеспечивать поддерживающую эмиссию, чтобы замещать выпадающие активы нерезидентов (падение ЗВР), а приняв во внимание полностью гнилую банковскую систему, то единственная возможно через абсорбацию госдолга. Все это происходило на траектории замещения, а не приращения активов относительно экономики и емкости финсистемы. В Белоруссии отдельная история. Во-первых, закрытость экономики от внешних поступлений, а во-вторых опять же дефициты по платежному балансу с 2009.

Что касается развитых систем, то картина совершенно иная.

Как видно, иностранных активов у ФРС, Банка Японии и Банка Канады почти нет. В структуре активов ЦБ доминирует национальные активы в виде гос.облигаций или коммерческих бумаг. MBS и прочий ипотечный мусор у ФРС сидит к графе «требования к прочим секторам». Эмиссия происходит под выкуп активов. У Банка Англии баланс почти сходится с ФРС, но его тут нет из-за того, что в 2014 они изуродовали шаблон представления данных и они стали несопоставимы.

Что касается ЕЦБ, то с 2014 они приобрели формат ФРС образца 2009-2016. Эмиссия под активы евроструктур и в первую очередь правительства. До этого основным каналом фондирования было рефинансирование банков. Превалирование иностранных активов в начале нулевых связано со спецификой организации Еврозоны, но это отдельная тема.

Павел Рябов — spydell

Источник