Попытка выхода Великобритании из ЕС может изменить всю архитектуру европейского порядка, а может не изменить, если финансовая элита возьмет верх. Не имеет смысла численно оценивать потенциальные потери или гипотетические приобретения Великобритании после отмежевания от ЕС, т.к. ни входные, ни тем более выходные параметры неизвестны никому (даже представителям ЕС и Великобритании). Предстоит длительная процедура согласования бесчисленного количества нюансов во всех аспектах (экономические, финансовые, политические, социальные и т.д.), но также следует понимать, что еще ничего не решено и процедура выхода из ЕС пока не активирована.

Но что следует отметить в первую очередь – любые серьезные попытки трансформации архитектуры ЕС вызовут колоссальные финансовые и экономические издержки в среднесрочной перспективе, где основным бенефициаром будут США. В виду нестабильности в Европе и в острой фазе неопределенности капиталы неизбежно устремятся в долларовую зону. Больше просто некуда.

В мире есть только 4 емкие валютные зоны с развитой финансовой инфраструктурой – зона доллара, евро, фунта и иены, причем только первые три имеют международную ориентацию с расположенностью к глобальным инвесторам. С точки зрения денежной массы юань даже впереди доллара, но в Китае практически отсутствует международный сегмент, а сами финансовые инструменты ориентированы на внутренний рынок. Китаю еще предстоит длительный путь выхода на международные рынки капитала.

Поэтому нестабильность в Европе перекоммутирует денежные потоки в США. Масштаб бегства зависит от глубины политического кризиса в Европе.

Выгоден ли финансовой и промышленной элите Великобритании выход из ЕС? Ни в коем случае. Это гарантированные убытки, где их величина зависит от того, насколько далеко они зайдут в конфронтацией с континентальной Европой.Великобритания имела и имеет полное доминирование в Европе в вопросах внешней политики и обороны в рамках англосаксонского блока (вместе с США). Помимо этого, она имеет полный суверенитет в денежной политике и способность автономно выстраивать европейский финансовый центр, что, кстати, успешно удавалось последние пол века.

Членство в ЕС никак не мешало занимать Англии ведущую роль в выстраивании развитого и доминирующего финансового кластера. Они с середины прошлого века изменили приоритеты, сместив ведущие роли в промышленности на сферу услуг, в том числе консалтинг, юридические услуги и финансы. ЕС никак британцев в этих вопросах не ограничивал и не ужимал. Никакого стеснения и дискомфорта никто не испытывал.

Выход из ЕС для британцев смертеподобен, как минимум, в среднесрочной перспективе. В основном из-за структуры экономики и платежного баланса. На данный момент Великобритания имеет от 140 до 170 млрд долларов в год дефицита по счету текущих операций, что компенсируется притоком чистых международных инвестиций в Англию. Это около 5-7% от ВВП. Это много, как в относительном измерении, так и в абсолютном.

Они в принципе не могут допустить чистого оттока капитала из страны, т.к. подорвется и без этого неустойчивая экономическая конструкция. Они не имеют ни финансовых резервов в виде ЗВР для мягкой балансировки, ни механизмов скорого сокращения дефицита счета текущих операций. Высокая зависимость от благосклонности международных инвесторов ставит Великобританию в очень сложное положение при попытках выходах из ЕС. До тех пор, пока новая формация не приобретет вменяемые очертания (а на это уйдет годы), международные инвесторы по возможности будут избегать британцев, что сузит их пространство для маневрирования.

Чтобы сдемпфировать негативные последствия ухода международных инвесторов, британцам потребуется репатриировать внешние активы домой, что в свою очередь может породить массовую финансовую панику.

Как видно на графиках основное финансирование счета текущих операций происходит за счет портфельных инвестиций. Накопленное сальдо за 30 лет отрицательное на 1.5 трлн долл (вывезли почти 2.5 трлн, привлекли около 4 трлн), т.е. обязательств по портфельным инвестициям больше, чем активов, соответственно приток в Великобританию больше, чем отток по данному направлению. По прямым инвестициям наоборот – профицит (т.е. вывезли во внешний мир больше, чем привлекли) на 300 млрд, который сократился в два раза за 5 лет за счет репатриации внешних прямых инвестиций домой.

По прочим инвестициям, куда в основном включены денежные рынки — сальдо стремится к нулю. Как можно заметить при обострении кризисов в Европе сальдо по прочим инвестициям сокращается, что объясняется схлопыванием различных денежных и кредитных инструментов и операций между Великобританией и миром.

За 30 лет Великобритания проинвестировала во внешний мир 9.1 трлн долл, а привлекли 10.4 трлн долл. На графике отмечена экспансия финансового сектора Англии с 80-х годов до 2008, с тех пор стагнация.

По сути, финансирование счета текущих операций происходит за счет плавной репатриации внешних активов домой, тогда как обязательства перед внешним миром с 2008 имеют тенденцию на снижение. С максимума в 11.1 трлн в 1 квартале 2008 снизились до 10.4 трлн сейчас, а с 2011 потеряли почти 400 млрд.

После Brexit ситуация усугубится и вполне возможно даже очень резко и больно. Если Brexit действительно реализуется, то последствия для Великобритании могут быть драматическими. Это снижение международных инвестиций в Британию и коллапс внутренних инвестиций из-за неопределенности новой формации, это падение фунта, усиление инфляционного давления со снижением уровня жизни населения.

Все это странно потому, что мировая элита и финансовый спрут выступают за интернационализацию и наднациональные институты, которые размывают суверенитет, стирая границы между странами, переподчиняя страны и регионы в руки ТНК и банкиров. ЕС унифицировал процедуры контроля над странами и полностью устраивал финансовую элиту. Парад суверенитетов для них смертеподобен. В нынешней конфигурации действительные намерения на выход из ЕС могут нести очень тяжелые последствия в первую очередь для британцев.

 

Brexit

24 июн, 2016 at 8:29 AM

В основе современного Евросоюза лежит девять базовых принципов: свобода передвижения товаров, услуг, капиталов, людей, унификация законодательства, единая финансовая политика, единое политическое пространство (политическая солидарность), общая внешняя политика и политика безопасности (обороны) и последнее – европейское право и юридическое/правовое сотрудничество.

Свобода передвижения товаров и услуг подразумевает исключение любых попыток протекционизма/торговых войн между странами ЕС и политика нулевых таможенных пошлин, также принцип солидарности в выработке общих таможенных тарифов относительно третьих стран.

Свобода передвижения капиталов предполагает упрощенную процедуру трансграничных транзакций, инвестиций, операций купли и продажи материальных и финансовых активов, таких как недвижимость, земли, акции, облигации, паи, производные финансовые инструменты и так далее.

Принцип свободы передвижения людей упрощает процедуру регистрации межгосударственной миграции людей. Одним из договоров, который регулирует данный аспект – это шенгенское соглашение, подписанное в 1985 году, но регулярно модифицируемое и дополняемое вплоть до образования шенгенского законодательства в 1999.

Унификация законодательства базируется на более, чем 10 тысячах различных документах по межгосударственному сотрудничеству, так и в рамках национального аспекта, охватывая практически все сферы экономики, финансов и политики. Например, от образовательных стандартов, вопросов европейского развития науки и технологий до антимонопольного законодательства, бюджетной политики, энергетических доктрин и всеобъемлющей энергетической политики. Примеры можно привести сотни, там невероятное количество соглашений и договоров.

Единая финансовая политика, как правило, подразумевает унифицированное банковское законодательство, в том числе аспекты эмиссии ценных бумаг, основы регуляции рынков, различные банковские нормативы, требования и тысячи финансовых нюансов. Также взаимодействие центральных банков, европейская платежная система и многое другое.

Единое политическое пространство предполагает следование общеевропейским принципам в формате государственного устройства, конструкции политических партий, процедуры выборов, наличия референдумов, поддержки демократических принципов и децентрализации власти, также единое политическое пространство предполагает солидарность всех стран ЕС в следовании политическим решениям принятых в рамках генеральной линии ЕС.

Общая внешняя политика обязует все страны ЕС прямо или косвенно следовать «политики партии» в вопросе межгосударственное и межблокового взаимодействия со внешним миром. Невозможно, чтобы на официальном уровне одни страны, например, поддерживали Россию или КНДР, а другие конфликтовали.

Политика безопасности заключается в доступе к территории стран ЕС другими странам ЕС для прохода войск на учениях или в условиях войны, в доступе к военной инфраструктуре, обязательный военный альянс и обязательства поддержки любой страны ЕС, которая находится в условиях войны. Основные аспекты политики безопасности регламентированы в Common Foreign and Security Policy (общая внешняя и оборонная политика).

Европейское право и юридическое/правовое сотрудничество. Право ЕС очень сложно, оно многоуровневое, допускающее национальные специфику в праве. Углубляться в юридическое вопросы и структуру европейской правовой системы не буду. Однако отмечу, что многие нормативные акты, директивы, регламенты, рекомендации и заключения, принятые в рамках ЕС могут распространяться на членов ЕС.

Современный ЕС в составе 12 постоянных членов образовался в 1993 после подписания Маастрихтского договора в Нидерландах (февраль 1992). В 1995 расширились до 15 стран после присоединения Австрии, Швеции и Финляндии. В 2004 началась экспансию в Восточную Европу вплоть до 2013 года, когда была присоединена Хорватия. Базисом и прообразом ЕС было Европейское экономическое сообщество (ЕЭС), которое эволюционировало свыше 40 лет. Ядром изначально были Германия, Франция, Бельгия, Нидерланды, Италия и чисто номинально Люксембург, как некая финансовая надстройка для экономического блока. Швейцария и Норвегия не включены в ЕС, хотя функционирует по межгосударственным договорам и соглашениям, имитирующих процедурные и законодательные аспекты ЕС. Великобритания присоединялась к ЕЭС в 1973, но дефакто британцы в составе ЕС с самого момента его зарождения в современном формате.

Но вот захотели к выходу. По предварительным данным процент тех, кто за выход на протяжении последнего месяца и даже в момент референдума был с небольшой погрешностью эквивалентен проценту тех, кто за текущий формат (нахождения Британии в ЕС). На утро пятницы желающих выйти стало больше. Движение по фунту самое значительное за четверть века, а относительно доллара минимумы за 30 лет. Рынки посыпались вниз, показывая наиболее мощное отрицательное движение. Золото и серебро на максимумах за 1.5 года.

Невозможно на основе статистических данных подвести доказательную базу под гипотезу о преимуществах Великобритании в формате свободного плавания, т.к. за 40 лет мир серьезно изменился, и конструкция мировой политической системы не имеет ничего общего с тем, что было в 70-х. Другие времена, другие вызовы.

В текущем геополитическом, экономическом и финансовом формате выход Британии из ЕС даст не так много, как хотелось бы. С точки зрения финансового суверенитета никаких изменений не будет, Британия итак имеет значительное превосходство над всеми в Европе в этом вопросе. Каких-то фундаментальных преимуществ в законодательных аспектах также не просматривается. В ЕС нет законов, которые прямым образом несли ущерб Великобритании, а сами британцы в принципиальных для себя аспектах имеют решающий голос. В вопросах внешней политики британцы также доминируют и задают правила игры вместе с США, являясь первичным звеном в европейском обществе. Соответственно с обороной также никаких изменений.

Единственные области, где Англия имеет относительную свободу действий – это миграционная политика, что позволит ужесточить визовый режим и исключить приток беженцев. Ну и торговая политика с введением торговых пошлин, но это маловероятно, особенно в свете последних тенденций по тихоокеанским и трансатлантическим соглашениям. Да и не стоит забывать, что сам по себе выход из ЕС не развязывает руки в контексте протекционизма и торговых воин. Швейцария и Норвегия действуют в русле политики ЕС, хотя и не находятся в ЕС. Есть европейские соглашения, есть ВТО и есть последние мировые тенденции по упрощению торговли и сведению пошлин к нулю.

Поэтому, даже если допустить выход Великобритании из ЕС, а это я рассматриванию, как очень маловероятное событие, но даже если допустить, то пространство для маневра ограничено. Выход имел бы выгоду для стран, претендующих на имперский статус, чтобы вне контекста общеевропейских нравов и трендов строить альтернативный мир. Либо же наоборот — для слабых и зависимых стран, чтобы приобрести суверенитет.

Строить новую европейскую империю британцы точно не будут. Не то время, не те нравы и не тот состав. То положение, которое имеется устраивает элиты, как в Европе, так и в США. Великобритания имеет достаточный вес в ЕС на центры принятия решений наравне с Германией и Францией и в некоторых вопросах их превосходя (финансы и внешняя политика ЕС). В ущербном положении находится периферия Европы, маленькие и слабые страны, которые вынуждены подчиняться решениям, которые формируются США, Великобританией, Германией и Францией. Да и потом на ратификацию соглашения о выходе из ЕС может уйти от 3 до 5 лет. За это время пыль осядет.

Никакая катастрофа не просматривается, даже если предположить выход Англии из ЕС. Это все будет происходить с минимальными изменениями, с нудной бюрократической проволочкой и очень долго. Так или иначе все адаптируются под новый формат.

Европейские и американские элиты на данный момент преимущественно за сохранение текущего положения дел без резких рывков. Никто перекраивать геополитический, экономический или финансовый ландшафт в Европе не собирается. Они не для того строили архитектуру ЕС в середине 90-х, чтобы все сломать через 20 лет. Проблемы имеются, но не настолько критичные, чтобы все сколлапсировало.

Существует политическая импотенция, экономические проблемы, финансовые кризисы и тупики, миграционные проблемы, но в целом конструкция относительно устойчива. Лично я бы на развал ЕС не стал бы ставить в перспективе 5-7 лет. Выйдет ли Великобритания из ЕС? Маловероятно.
Павел Рябов — spydell

Источник